Личная библиотека и записная книжка

Трактат о равном или неравном грехе Адама и Евы

Posted in библиотека by benescript on 21.04.2009

источник: Т. Б. Рябова. Женщина в истории западноевропейского средневековья (Приложения). Иваново, 1999

http://www.genderstudies.info/sbornik/sbornik15.htm

Изотта Ногарола. «Трактат о равном или неравном грехе Адама и Евы».

(«Dialogus de pari aut impari Adamae et Evae peccato»)

Трактат известной  итальянской гуманистки Изотты Ногарола (1416—1446) датируется 1451 годом. Он написан в форме диалога двух лиц: Изотты, защищающей женщину-Еву и Лодовико, возлагающего на женщину ответственность за грехопадение.  Под именем оппонента Изотты скрывается реальный персонаж — претор Вероны Лодовико Фоскарини,  образованнейший для своего времени человек, доктор гражданского и канонического права. Сохранились свидетельства очевидцев о том, что Изотта, которая жила в Вероне, и Фоскарини вели долгие беседы — вероятно,  по  следам этих бесед и был написан трактат.

Лодовико начинает.  Если  бы  было  возможно  каким-либо  образом  измерить тяжесть человеческой греховности,  то,  безусловно,  грех Евы следует   порицать   больше,  чем  грех  Адама  [по  трем  причинам]. [Во-первых], справедливый Судия  приговорил  ее  к  более   тяжелому  наказанию, чем Адама;  [во-вторых], Ева уверовала, что она подобна Богу;  [в-третьих],  именно Ева  предложила Адаму [запретный плод]  и  была  причиной  его  греха  —  а  не наоборот;  и хотя грех, совершенный благодаря  другу,  также имеет слабое извинение, все же ни один грех  не  может быть терпимее,  чем тот,  в который был вовлечен Адам.

Изотта. Мне же  —  если уж ты бросаешь мне вызов — все видится не  только  иначе,  но   совершенно   противоположным образом.  Где  меньше разума и меньше стойкости,  там меньше греха,  а поскольку в Еве было [меньше разума и стойкости],  то,  следовательно, она  согрешила  меньше.  Оттого  тот  коварный змей,  знающий [женскую слабость],  начал искушать именно ее,  полагая, что мужчину по причине его   стойкости,  быть  может  невозможно  победить.  Об этом [говорится]  в книге «Сентенций»: стоящий перед  женщиной  древний  враг  не  отважился  попытаться  склонить  ее  словами  убеждения,  но  обратился  к ней с вопросом: «Почему предписал вам Бог,  чтобы вы не вкушали от  райского дерева?»  А та ответила: «Быть может,  чтобы  мы не умерли«. Дьявол же,  видевший, что она сомневается в словах  Господа,  сказал: «Вы  отнюдь не умрете,  но будете,  подобно богам, знающим добро и зло«.

[Адам должен быть признан более виновным,  чем Ева], и потому, что он пренебрег [божественным] предписанием.  Из Книги Бытия  [явствует], что Господь,  видимо,  прежде  всего Адаму давал предписание, а не Еве. Там говорится: «Взял Господь человека и поселил его в сад наслаждений, чтобы  он  возделывал его и хранил«. (И он,  однако,  не сказал «чтобы  возделывали  его и хранили«.) Господь предпи­сывал  ему (а не им):  «От   всякого  дерева  вкушай» (ведь не  сказал он: «вкушайте«); а также говорил: «В какой  день  вкусишь,   смертию  умрешь» (но не «умрете«).  [Господь  обращал  свои предписания  именно  к  Адаму],  поскольку он ценил мужчину выше,  чем  женщину.

По-видимому, женщина  [сорвала запретный плод]  скорее  не  из-за  стремления  стать подобной Богу, но из-за слабости своей  и ради удовольствия.  Потому [сказано] в Книге Бытия:   «Увидела женщина,  что хорошо было  дерево  для  пищи  и  приятно  для  глаз  и наслаждения,  и  взяла  плодов его,  и ела,  и дала мужу своему« — и не сказано,  [что  она сделала это] для того, чтобы стать подобной Богу. И если  бы  Адам  не  вкусил,  грех  Евы не имел бы последствий.  Потому говорится  не: «Если  бы  Ева  не  согрешила,  Христос бы не воплотился«,  но: «Если бы Адам не согрешил«. Отсюда женщина, но только потому что она была обманута дьявольским  подстрекательством первой,  [первая] и  потянулась к манящему  плоду;  однако она причинила вред лишь себе самой, и потому потомки ни в коей мере не были бы подвергнуты опасности, если бы  не последовало согласие первого мужчины.  Следовательно,  Ева была опасностью  не  потомкам,  а  лишь  себе  самой;  человек  же,   Адам,  распространил  заразу  греха  не  только на себя,  но и на все будущие поколения.

Таким образом,  Адам,  будучи  началом  (auctor)  всех последующих поколений людей, выступает и перво­причиной  их проклятия.  Потому  и выздоровление  человечества  празднуется сначала в мужчине,  а потом  в  женщине,  точно  как  [в  иудейской  традиции],  лишь  после  того  как нечистый  дух  изгнан  из  мужчины,  тот,  кто появляется из синагоги, приступает к очищению женщины.

То, что Ева справедливым Судией была проклята более суровым,  чем мужчина,  наказанием,  кажется очевидной неправдой, ведь Господь сказал  женщине: «Умножу  скорбь твою и беременности твои;  в болезни будешь  рожать детей;  и  будет  муж  господствовать над тобой«. Но  очевидно,  что  наказание Адама более сурово ,  чем наказание Евы, потому что сказал Господь Адаму,  а  не  Еве:  «в прах возвратишься«, а смерть — это наибольшее и ужаснейшее наказание, которое только могло  быть назначено.  Следовательно,  установлено, что  наказание Адама  было больше,  чем  наказание Евы.

Я писала все это,  испытывая страх и лишь выполняя твое  желание, поскольку   не   женское   это  дело.  И  если  со  свойственной   тебе  человечностью ты найдешь написанное  неподобающим,  то  поправишь  его  (кроме  разве  лишь  доводов  в  пользу  Адама).

ЛОДОВИКО. Ты защищаешь дело Евы самым искусным  образом;   так защищаешь,  что,  если бы я не был рожден мужчиной,  ты сделала бы  меня своим  сторонником.  Но,  будучи  приверженным  истине  наикрепчайшей своими  глубокими  корнями,  я  решил атаковать твою  крепость  твоим же оружием.  Основания [этой крепости] могут быть отвергнуты  авторитетом Священного  Писания,  и,  дабы не иссяк предмет дискуссии,  я вступаю в сражение.

Ева согрешила   будучи в неведении, лишенная стойкости,  поэтому  тебе кажется,  что она согрешила менее серьезно.  [Но]  неведение,  особенно тех  вещей,  которые  мы  знать  обязаны,  нас не извиняет,  поскольку написано: «Кто не разумеет,  пусть не  разумеет«. Наказание  открывает глаза тех,  у которых вина их закрыла.  И кто неразумен в [своей] вине, разумен будет в наказании, особенно когда ошибка грешащего  проистекает  из  беспечности.

Потому неведение женщины,  идущее от надменности,  непростительно. Аристотель и законники, которые  учили  истинной  философии,   считали, что те, кто пьян или в неведении,  заслуживают двойного наказания.   И не  понимаю я  также,  каким  образом  ты,  так  далеко  отстоящая  от Евы во времени,   осуждаешь  ее способность  к  пониманию, — ведь  ее  знание,  божественным  образом созданное  Творцом   всех  вещей,    испугало    лукавого   змея, притаивше­гося  в  раю. Потому, как ты пишешь. он не отважился попытаться склонить ее словами убеждения, но лишь обратился с вопросом.

Деяния, проистекающие  от  нестойкости,  даже больше подвергаются порицанию,  [чем те,  которые идут от неведения].  Действия решительные и твердые достойны похвалы,  в отличие от тех, что идут от нестойкости и слабости  и должны быть наказаны с большей строгостью,  поскольку нестойкость сама по себе зло и,  добавленная к греху,  делает грех еще большим.

То, что  Адаму  следовало  присматривать  за  подругой,  вовсе не извиняет содеянное ею — ведь домашние воры, деяния которых раскрыл отец семейства,  наказываются,  хотя  и  не так сурово,  как это делается в отношении посторонних лиц или тех, к кому нет доверия.

Не слабость  женщины  была  причиной  греха,  как  ты пишешь,  но гордыня, ведь ей было обещано демоном знание, которое делает надменным и,   согласно   Апостолу,  раздувает  [от  гордыни].  Отсюда  в  Книге Екклесиаста говорится: «Гордыня была началом всякого  греха«.  И  пусть другие женщины последовали [за Евой] — однако  именно Ева была вначале,  когда человек существовал  еще в состоянии непорочности, плоть  его  была  ему  послушна  и  не  враждебна разуму. Потому  грех  Евы  был  страшнее,  [чем  грех  Адама].

Итак, первой стадией развития [греха] была  неупорядоченная страсть обладания тем, что не соответствовало  природе.  Как  писал Августин   к   Орозию, «человек, охваченный   гордыней,  надменный, подчинившийся   советам   змея,   пренебрег   предписанием   Господа«.  Действительно,  враг  сказал Еве: «Откроются глаза ваши,  и вы будете, как боги,  знающими добро  и  зло«. И  не  поверила  бы  женщина,  как утверждал Августин  в Комментариях к Книге Бытия,  дьяволь­скому совету,  если  бы не охватила ее  любовь  к  себе,  любовь,  являющаяся  ручейком, источник которого в гордыне.

И, дабы не отступить от Августина,  скажу: «В то время  как  Ева возжелала похитить божественность,  она потеряла счастье«. И слова те: «Если бы Адам не согрешил»  и  т. д.  —  меня  укрепляют   в  той  мысли,  что,  возможно,  так тяжко согрешила Ева, что, как и демон,  не заслужила искупления.  Скажу,  но только шутки ради:  счастливой была  вина  Адама, которая привела  к  появлению  такого  искупителя.

И чтобы наконец, мне  охватить  написанное тобой полностью,  скажу   [в отношении  твоего аргумента,  что  более  сурово было наказание Адама, а  значит  была  больше  его  вина].  Женщина  несет  все   наказания, назначенные мужчине. Многочисленны ее бедствия:  она  не  только  смертна,  добывает  на  хлеб  в  поте  лица  своего,  удерживается  херувимом  и огненными  мечами от  входа  рай,  но сверх всех мучений,  которые  у нее общие  с мужчиной,  только она  рожает  в  скорби  и  боли  и  подчинена мужчине.   [Ее   наказание,   следовательно,  тяжелее.]

Поскольку в  этом деле недостаточно  только  опровергнуть  твои доводы,  я приведу свои. Пожелала Ева  стать подобной Богу и, завидуя, избрала то,  что оскорбляет   Святой Дух.   Ева  несет  ответственность и за  каждый проступок Адама,  поскольку, по свиде­тельству Аристотеля, «все. что  есть  причина  причины,  есть  причина и того,  что этой причиной вызывается«. Действительно,  всякая  первая  причина сильнее влияет на результат,  чем последующая;  она,  по мнению Аристотеля,  является важнейшей,  более того,  в ней содержится  более половины  целого [от всего].  Из-за Евы согрешил Адам,  следовательно, много больше согрешила Ева.  Подобно тому как лучше хорошо поступать,  чем  терпеть  хорошее,  так  хуже  склонять  ко  злу,  чем  быть  ко  злу склоненным.  Потому меньше  грешит  тот  человек,  кто грешит по  примеру другого,  и  то,  что  сделано  по  чьему-либо  примеру, можно сказать, сделано согласно определенному закону  и, [таким образом], справедливо. И  поэтому  часто  говорится,  что  «грехи,  которые совершают многие,  [лишены вины] «. [Таким образом,  Ева,  которая склонила  Адама  к  греху,  согрешила много больше, чем  Адам,  который лишь последовал ее примеру.]

И   если  бы   даже  Адам  и  Ева  сами  полагали, что они равны в своей вине,  Ева,  будучи  более несовершенной [по  природе],  дальше отклонилась от середины   и  соответственно  согрешила  много  больше.

Легче  было  близкому   другу  обмануть  мужчину [по  причине его  любви  к  ней],  чем отвратительному змею женщину. Ева упорствовала дольше  в своем  грехе,  поскольку  раньше начала,  а проступки столь тяжелее по  Декрету Григория, сколь долго держат они связанной несчастную душу.

И чтобы,  наконец,  завершить  свою речь,  скажу,  что Ева была и причиной греха,  и примером [за  которым  последовал  Адам]. В  отношении  примера  [греха]  замечательно   показал  виноватого  Григорий. А  как первопричину Христос,  который не  мог  ошибаться,  осудил  несведущих  иудеев,  и осудил более сурово,  чем Пилата, вынесшего приговор, сказав: «Больше греха на  том,  кто  предал  меня  тебе« и т. д. И  все,  кто желают  называться  христианами,  должны  с  этим  согласиться  и  ты, христианнейшая,  также подтвердишь и будешь защищать это. Прощай и не страшись [писать],  дерзай смело на многое, потому что ты так превосходно [все] поняла и так  совершенно  пишешь.

Изотта. Ева согрешила, будучи нерешительной и нестойкой.  И кажется тебе  поэтому ее грех тяжелее — ведь  неведение  тех  [истин], которые мы должны  знать,  нас  не  извиняет.  Действительно,  написано: «Кто  не  разумеет,  тот  не  разумеет«. Я бы уступила в случае, если  это неведение притворно,  но  неведение  Евы  было  врожденным от  природы,  творец и создатель которой сам Бог.  На  многих  примерах  можно  видеть,  что  тот,  кто  меньше  знает,  меньше грешит — как,  например,  мальчик по сравнению со стариком,  крестьянин по сравнению со  знатным человеком.  Человеку  не   нужно   знать   явно  (explicite), что имен­но  требуется  для  спасения,  достаточно и  неявно (implicite),  на основании веры.  Сходным  образом  решается  вопрос  о нестойкости.  Когда говорят,  что деяния,  идущие от нестойкости,  достойны  осуждения,   то  имеется  в  виду  нестой­кость,  идущая  не  от  природы,  но  от  нравов  и  пороков.

То же  истинно  в отношении несовершенства:  чем больше [человек] наделяется от Бога,  тем большая ответственность  на него  возлагается.  Создавая чело­века,  мужчину,  Господь  с  самого  начала  сотворил его  совершенным,   с  совершенными  силами души;  дал  ему  большее  понимание  и знание истины и  такую  глубину  мудрости,  что подчинил Адаму все живое  на  земле  и  крылатое  в небесах,  чтобы  именно  он  дал  им  имена.  Отсюда  сказал  Господь, определяя совершенство  мужчины:  «Сделаем мы человека по образу и подобию нашему,  будет он  стоять  во  главе  рыб морских  и птиц небесных, земных животных и всех тварей«. О женщине  же   он  сказал: «Не хорошо человеку  быть  одному,  создадим   ему  помощника, подобного  ему«. (Действительно, раз счастье  возможно  лишь  в  утешении  и  радости,  то,  видимо,  Бог  создал женщину для  утешения  мужчине.)

А поскольку добро  распространяет  себя,  и  чем  больше  добро,  тем  больше  оно  распространяется, то, следовательно, очевидно, что  грех  Адама  был тяжелее, чем  грех  Евы, ведь   [сказал]  Амвросий: «Дерзость  извинить намного сложнее,  если ее  проявил  тот  человек,  к  которому  была  обращена наибольшая щедрость«. [То есть Адам  виноват  больше, поскольку он был больше наделен от природы.]

[Ты говоришь], то, что Адаму следовало присматривать за подругой, вовсе  не  извиняет содеянное  ею,  ведь  домашние   воры,  деяния  которых раскрыл  отец  семейства,  наказываются,  хотя и не так сурово,  как  это  делается в отношении посторонних лиц или тех,  к кому   нет  доверия. Это истинно,  однако  только   для  законов  преходящих,   но   не   для законов божественных; ведь справедливость  божествен­ная  иначе  в  наказании  проявляется, чем справедливость преходящая.

[Далее  ты  говоришь]:  «Не  слабость  женщины была причиной греха, но неупорядоченная страсть,  желание   того,   что   не   соответствовало   ее природе»,  и  это  проистекало,   как   ты пишешь,  от гордыни.  Мень­шим, однако,  является грех,  идущий от стремления  познать  добро   и   зло,  чем   тот,  который  идет  от  нарушения  божественного  предписания,  потому  что стремление к познанию есть нечто  природное  и  все  люди  по  природе стремятся  познавать.  И  хотя  первым толчком к [греху] стала неумеренная страсть,  которая  не  может  быть без греха,   все  же  этот  грех терпимее, чем  нарушение  божественного предписания. Действительно,  соблю­дение предписаний,  есть путь,  ведущий  на  родину  спасения. [Сказано]: «Если желаешь идти к [вечной] жизни,  храни заветы«. И там же: «Чем  буду  я владеть в этой  к вечной  жизни? ««Храни заветы«. И  нарушение [божественного] предписания,   порождено  гордыней,   потому   что  гордыня  есть  не что  иное, как нежелание  подчиняться  божественному установлению,  возвышение  себя  над  тем,  что  закреплено согласно божественным правилам, — [это   происходит   тогда,   когда]   человек  пренебрегает желанием Бога и осуществляет собственное. Также Августин [говорил]   в  книге  «О  природе  и  благодати»:  «Грех  есть  желание  достижения  или  сохранения того, что запрещает справедливость,  это  есть не  желать  того,  чего желает Бог«.  С ним согласен Амвросий в книге «О рае»:  «Грех  есть  преступление  божественного  закона  и  непослушание  установлению небес«.

Вот почему отступление от божественных установлений и неподчинение приказу небес есть наивысший  грех,  хотя   ты  и  определил  грех  как «неупорядоченную страсть к познанию».  Все же,  видимо, больший  грех в [самом факте] нарушения предписания,   чем  в  стремлении  познать  добро и  зло;  пусть  чрезмерное  желание  является  грехом,  как это  было  у Евы,   но  все  же  она  пожелала стать подобной  Богу  не  во  власти,   но  только  в  знании добра и зла — и это стремление было дано ей самой природой.

Что же до [твоих слов]: «Если бы Адам не согрешил»,  они укрепляют тебя в  мысли,  что  так  тяжко  согрешила  Ева,  что  не  заслуживает искупления,  как и демоны;  я  же  говорю, что она  и  сама вместе с Адамом  была  искуплена,  поскольку  [была создана, по словам  Адама] «кость  от костей моих,  плоть от  плоти  моей«. И если,  как представляется,  Господь не искупил  ее  непосредственно,  то,  несомненно,  по­тому,  что он оценил  ее  грех  как  ничтожный.  Действительно,  если  мужчина  заслужил  искупление, то  много  больше  [заслужила  его] женщина по причине  малости  прегрешения.  Ведь  ангел,  [восставший против Бога],  в отличие от женщины не заслуживает извинения по причине  неведения, поскольку  ангел  постигает  истину  сразу  и  обладает  в  большей  степени,  чем  человек,  разумом по подобию божьему,  разум,  с которым, видимо,  Ева желала сравниться.

Потому ангел называется «постигающий» (intellectualis),  а человек — «мыслящий» (rationalis).  Таким образом,  где женщина согрешила от желания знания,  там ангел согрешил от желания власти.  В то время как божественное знание  явлений  может  в  какой-то  мере  быть  сообщено творениям   [Господа];  никоим  образом  не  может  быть  сообщена божественная  власть и власть  души  Христовой.  Потому  женщина,  греша, надеялась  на  прощение — она  думала,   что это  не тот грех, за который Бог должен покарать приговором и наказанием. Ангел, однако,  не  надеялся  [на  прощение].  Потому Григорий [говорит]  в IV книге Моралий: «Праотцы были призваны [к ответственности] для того, чтобы совершенный грех разрушить признанием».  Известно же, что змей-соблазнитель,  поскольку не мог быть прощен,  не был даже   спрошен  о вине.  Следо­вательно, вероятно, Ева больше  заслужила  искупление,  чем  демоны.

Что  же  до  того,  что  женщина  несет все наказа­ния, предназначенные  мужчине,  и,  кроме  общих  с ним,  она  одна  рожает  в  боли  и   подчинена  муж­чине — это  тоже  укрепляет  меня в моей  позиции,  поскольку,  как   я сказала, размножать себя самого есть добро.  Добро распространяет себя,  большее добро распространяется  больше.  Таким  же  образом  и зло — чем  больше  оно,  тем  больше  распространяет  себя,  и  чем  больше    оно   себя распространяет,  тем  более оно  опасно,  и  чем  более   опасно,  тем большим  злом    является.  Суровость  наказания  отражает  тяжесть преступления.   И  потому   Христос   захотел  принять  ужаснейший   и   мучительнейший вид смерти,  смерть на  кресте, при котором он претерпел все  виды  страданий  за  род  человеческий.  Потому Исидор пишет  в отношении Троицы:  «Единственный сын  Бога,  принимая  таинство  смерти, несет  в  себе  свидетельство  того,   что  он  довел  до конца всякий вид страданий,  когда, склонив голову, испустил дух». Причина [в том, что]  наказание  должно  соот­ветствовать  вине.  Адам  взял  яблоко  с  запретного  дерева,  Христос  пострадал  на дереве и искупил вину [Адама]. Августин  [говорил]: «Адам  пренебрег  предписанием»  (и  он  не сказал «Ева»), «принимая с дерева  плод,  но что бы Адам ни потерял, Христос нашел».  В  Псалтыре [говорится]:  «То,  что  я  не  брал,  искуплю».

Грех  Адама,  следовательно,  был   наибольшим, поскольку было наибольшим наказание, соответ­ствующее  вине, и это наказание было общим для всех людей.  [Как сказал]  Апостол,  «все  согрешили в Адаме».

Всякая  вина Адама приписывается Еве,  поскольку,  по свидетельству Аристотеля,  то,  что есть причина причины,  есть причина и того,  что этой  причиной  вызывается.  Это истинно в отношении  вещей,  которые,  как  ты  лучше  [меня]  знаешь,  являются причинами  других  вещей,  и в отношении  вещи,  которая  есть  первая  из причин, первопричина (когда благодаря чему либо одному  случается другое).  Но ясно,  что  это  не относится к Еве,  потому  что Адам или  имел  свободу  воли,  или  нет;  если  не  имел,  то и  не  было  никакого  греха, если имел,  то Ева пыталась добиться того,  чего быть не могло. Так, Бернард говорит: «Свобода воли по причине ее врожденного благородства не  может вынуждаться никакой необходимостью» — или  даже Богом,  поскольку  если  бы   это  было  так,   то нужно  было  бы  [допустить],  что две  противоположные вещи  существуют   одновременно.   Действительно,  не  может Господь  так  делать,  чтобы  какое-нибудь  действие,  от свободы воли  проистекающее,  было  не  свободным,  но  вынужденным.  Как  Августин  [пишет  в своих Комментариях] к Книге Бытия, «не мог Господь поступить против  природы, которую  он  создал,  [наделив] доброй волей».  Лишь сам Господь может убрать  одно  условие  свободы для  человека  и  дать  какое-либо  другое  (точно  так  же  огонь,  оставаясь  огнем,  не  может  не  жечь,  пока  не изменится природа его  и  не  остановится  он  на  время  божественной  силой).  Потому  даже  такие  творения  Господа  как  добрый ангел  или дьявол, не могут сделать это, [поскольку  они   ниже,  чем Господь], в еще большей  степени  это  относится  к  женщине,  которая несовершеннее и слабее их.  И Августин подтверждает это словами:  «Над нашим умом  нет  ничего, кроме  Бога,  и  нет  ничего  между  Богом  и  нашим  умом».

«Надлежит,  чтобы  тот,  кто  принуждает,  был  выше  того,   кого принуждают, — но Ева была несовершеннее Адама  и,  следовательно, сама она не была  причиной  греха.   В книге Екклесиаста  в главе XV [говорится]: «Бог с  начала  создал  человека,  оставил его в руках  советов своих и  вручил предписания свои:  если ты пожелаешь сохранить  предписания,  то они сохранят тебя и сотворят в тебе веру».

Отсюда  видно,  что Адам  скорее обвиняет Бога,  чем  извиняет  себя, когда говорит: «Подруга, которую ты  мне дал,  заставила  меня  согрешить».

[На твой  аргумент],  что  легче  было  близкому  другу  обмануть мужчину,  чем ужасному змею женщину,  я отвечаю  так:  Ева,  слабая  и несведущая от природы,  соглашаясь с лукавым змеем,  которого называют «мудрым»,  согрешила  много  меньше,  чем  Адам,  который  был создан Господом  мудрым  и  совершен­ным  и  который поддался словам убеждения, голосу несовершенной  женщины.

В  отношении  сказанного  тобой,  что  Ева  тяжелее   согрешила  из-за большего упорства.  Прегрешения столь  тяжелее,  сколь  дольше  держат связанной  несчастную  душу.  Но это  справедливо  лишь  для  тех случаев, когда речь  идет  о  двух  равных  грехах  в одном человеке  или  о  двух  грехах  в  равных людях.  Но Адам  и  Ева  не  были  равные,  потому  что Адам был существом совершенным,  а Ева  несовершенным  и  несведущим.  [Потому  их  грехи несравнимы и Ева,  упорствуя дольше во грехе,  виновата не больше, чем  Адам.]

Наконец, процитирую  тебя:  «Женщина  была и примером греха,  [за которым последовал Адам],  и причиной греха». Что до первого, то бремя вины [на того,  кто  был]  примером,  страстно возлагает Григорий;  [говоря  о  втором,  вспомним,  что]  Христос как причину  [греха]  сильнее  осудил деяние  несведущих  иудеев,  чем приговор более ученого Пилата,  когда сказал:  «Больше греха на том,  кто предал меня  тебе»  и т. д.  Я  же говорю,  что  Христос  осудил  неведение иудеев  как причину [греха] не потому,  что  их  поступок  был  вначале,  но  потому,  что  [их  неведение]  было  порочным  и  дьявольским  и  шло  от  их   собственной   злобы   и  упрямства.  Потому они грешили, конечно, не от неведения.  Язычник  Пилат был более несведущим, чем иудеи.  Ведь те  имели  закон и пророков, читали их и ежедневно видели [от Христа] знамения.  Действительно, Иоанн  в  IV главе [свидетельствует]: «Если бы я не пришел  и  не сказал  бы  им,  то  не  имели бы они греха,  теперь же  не имеют  они извинения в грехе  своем». Потому  они  сами говорили:  «Что мы делаем?  Ведь этот  человек творит многие знамения». И  там  же: «Скажи  нам  открыто,  если  ты   есть Христос». Ведь народ   этот, [иудеи], был особенным  для  Бога  и сам Христос [говорил]: «Я послан лишь  к овцам  израильским, которые гибли.  Нехорошо  брать  хлеб  из  рук  детей  и давать собакам.» Следовательно,  Больше согрешили иудеи,  поскольку  Иисус  любил  их  больше.

И пусть  будет  этого,  сказанного  мною,  беззащитной  и  слабой женщиной, достаточно.

ЛОДОВИКО. Так  божественно  ты  охватила суть проблемы,  что я бы поверил,  что  написанное  тобой  почерпнуто  не  от  философских   и теологических  источников,  но  от небес.  Поэтому слова твои  достойны   скорее похвалы, чем возражения. И чтобы тебя  несправедливо  не  лишить  пользы,  [которую, как ты говоришь,  получаешь  от  диспута], прислушайся к  кратким  аргументам  с  другой  стороны,  даже  если   ты  сеешь медово-сладкие семена рая,  которые  восхитят  читателей  и  осветят  тебя  славой.

Неведение Евы  было огромно,  потому что она предпочла довериться демону,  а не создателю. То неведение, которое выступает из проступка, как  свидетельствует священная история,  определенно не может  извинить  греха.

Более того, сказать откровенно, крайним безумием [для Евы] было не оставаться в пределах,  установленных  ей  Господом Всеблагим;  Ева  же,  ведомая  пустой надеждой,  лишилась и того,  что имела, и того, что желала иметь.

И чтобы не  разрушать  ткань  повествования,   которую   ты  благоразумнейше  соткала,  [продолжу].

Осужденная  нестойкость   Евы   была  нестойкостью,  идущей  не  от  природы, но и  от ее нрава.  Те же  [качества],  которые  присущи от природы, по  мнению   наимудрейших  философов,  не хвалят и не порицают.  Природа  женщины была, однако, наилучшей, гармоничной  с [ее] разумом (rationi), полом (generi),  участью (tempori).   Подобно тому  как  диким  зверям для выживания  были  даны  для  жизни зубы,  рабочему скоту — рога,   птицам — крылья,  женщине   был  дан  разум,   достаточный  для сдерживания  [страстей]  и  достижения  здоровья  души.  Ева,  [как  ты говоришь],  по  природе  была  создана для помощи,  утешения и радости мужчины,  для его совершенства;  но вела  она  себя,  однако,  вопреки закону  [своей  природы]  и  принесла  мужчине несовершенство,  труды, печали и скорби,  что в Священном Писании определяется как  тяжелейшие несчастья.   И также человеческие законы, уста­новленные в течение веков умами многих разбирающихся людей, по вполне ясной причине предписывают,  что  ущерб,  нанесенный  добру кого-либо, заслуживает   тем   большего  наказания,  чем   больше  он   навредит  его  обладателю..

Твой  аргумент  о нарушении предписания [Адамом] не  освобождает  от  ответственности Еву,  поскольку и она  не соблюла его. Что до [мнения о различении]  греха  ангела  и  человека,  то  это  огромное  поле [для обсуждения],  и хотя оно дает достойнейшую пищу для твоего блестящего ума,  все  же  [эта  тема]  слишком  обширна, чтобы рассмотреть ее, по причине ограничен­ности  времени.

И я  не  могу  понять,  почему  ты считаешь,  что  высшей доброте Господа соответствовало применение большего  наказания  к  тому, кто согрешил меньше.

Ты настойчиво  приводишь  довод  Аристотеля  о  первопричинах  [и соглашаешься,  что]  причина причины есть причина того, что  этой причиной вызывается,  [но полагаешь,  что поскольку Адам имел свободу воли, его действия не могли быть вынужденными  Евой].  Поскольку у Адама была свобода воли, я вовсе не считаю его свободным от ответственности  за  грех. И пусть даже  вину [за грех] Адама  я  приписал  в  какой-то  мере  Еве,  я  все же  не  считаю, что Ева была единственной причиной [греха].

Не буду  возражать  против  сказанного  тобой  о  свободе  воли  и  доброте  [человеческой]  природы.

В отношении же того,  что мужчина так легко согласился со словами женщины,  я,  пишущий тебе,  лучше  обойду  молчанием вопрос о хитростях [жен­ского]   пола;   но,   однако,  доводы  мои  укрепляются  древней  пословицей: никакая язва не может быть  разрушительнее,  чем  близкий   враг.  Праматерь возбудила   пожар,  который,  к  нашей  гибели, все еще не потушен.  Это   указывает  на   наибольшую   тяжесть   греха   [Евы].  Действительно, те болезни серьезнее, которые  хуже   лечатся, то же можно сказать и о пороках души.

Хотя я  и  сказал это, ты можешь не слушать,  пренебречь [моими суждениями] и отвергнуть [их], исполь­зуя заключение Августина о равной вине [прародителей].

«Довод о том, сколь дольше»  и т. д.   Давайте  прочтем   историю  страдания и  снов жены Пилата, слов [самого]  Пилата, умывающего руки,  и его стремление избежать принятия приговора  и  мы  признаем — он понимал  лучше  чем  иудеи,  то, что  приговор  был  несправедлив.   Из этого следует, что сила моих  аргументов  не  ослабела.

Я объяснил мою  позицию  лишь в нескольких словах и потому, что не собирался уклоняться от [выполнения]  твоего поручения,  и  потому,  что беседую  с  тобой,  наиученейшей.   И,  действительно,  не  желаю  быть наставником на  этой  дороге  тебе,  которой  по  высшей  милости  все  открыто.  Ведь говорят,  что  только  один  палец  у  нас  на  земле (как всего лишь некотором подобии  небесной жизни), обращен  к  истокам.  И  хотя кто-нибудь  может  найти,  что  написанное  мною  страдает  порокам  невежества, но если ты,  знаменитейшая,  примешь его и присоединишь  к  тому,  что уже написано и тобой,  и мной,  то  наши  позиции  прояснятся,  покроются славой  и  засияют  во  мраке.    И  даже  если  то,  что  я  написал,  безыскусно,  своим  умением  ты  сделаешь  это достойнейшим  своего  ума,   добродетели   и   славы.

И  иди  вперед,   к  новым  битвам  на звук священ­ного  красноречия  (как солдат вступает в битву по звуку трубы),  все более ученая и  более готовая   [к  сражению].  Вступай  в  битву  со  мной,  который  много  размышлял  и  при чтении,  и при  написании  [своих  трудов].  И  хотя многочисленные  приливы  и шторма  бросают  меня  [из  стороны в  сторону],  все же я могу представить свои доводы  и  защитить  себя  перед тобой.

Будь здорова.

Перевод трактата выполнен по изданию: Isotae Nogarolae Veronensis Opera quae supersunt omniaVindobonae, 1886: In 2 vol. Vol. 2. P. 192—216.

Биографическая справка о Фоскарини

by shakko

Лодовико Фоскарини (1409-17.8.1480) — современник и друг Изотты Ногарола, благодаря которому возникло её главное сочинение «Трактат о равном или неравном грехе Адама и Евы». С 1551 года он стал гостем её дома, участвуя в беседах на философские вопросы, в том числе вопрос, чей грех был сильнее — Адама или Евы, а также о причинах их падения. Этот текст был создан Ногаролой на основе их бесед, а также писем, которыми обменивались оба собеседника. Выведен в её «Трактате» как «Лодовико», без фамилии, в то время, как сама автор фигурирует просто как «Изотта».Фоскарини в то время был претором Вероны. В Вероне, помимо Изотты, он поддерживал отношения с Джорджо Беилаква (Giorgio Bevilacqua); в бытность свою во Фриули был вовлечен в литературный кружок, включавший библиофила Гварнерио д’Артенья (Guarnerio d’Artegna), сохранились его письма к гуманисту Т.Л. Фруловиси (Tito Livio Frulovisi). Это был образованнейший для своего времени человек, доктор гражданского и канонического права, магистр искусств, ренессансный гуманист и меценат. Сохранилось собрание его писем (Epistolae; Le lettere di Lodovico Foscarini, изд. в 1901 г.). Ренессансная илла Фоскарини в Падуе также стоит до наших дней; его надгробие работы Пьетро Ломбардо, находившееся в Санта-Мария деи Фрари уничтожено (фрагменты у стены южного трансепта), но тем не менее, послужило толчком развитию одного из типов венецианских памятников. Его изображение в составе композиции Gesta gloriosorum martirum Victoris et Corone находится в Балтиморе, Художественный музей Уолтерса. Свою поэму о великолепном турнире, состоявшемся в Падуе в 1467 году, написанную латинским гекзаметром в 900 строк, посвятил в сер. XV века поэт и хорошо известный падуанский юрист Джованни Якопо Канис (Giovanni Jacopo Canis, Johannes Jacobus Canis, см. George B.Parks. The English traveler to Italy. 1954. V.1. P. 437)Родом венецианец, Фоскарини находился на дипломатической службе родной республики, занимая различные руководящие должности в подвластных Венеции городах и служа послом в тех городах, которые хранили свою независимость.С 1432 года женат на Елизавете, дочери венецианского патриция Андреа Зане. Служил подестой (т.е. присланным Венецией мэром) в Равенне (1438), Фельтре, (1439), Вероне (1450-51; капитан Вероны в 1456), Брешиии (1453), Падуе (1466).

Был послом в Болонье (с 11 ноября 1445), в Милан к Филиппо Мария Висконте с протестами против его военной агрессии (с 8 мая 1446), в Геную, с целью поддержать Геную и Амброзийскую республику против Альфонсо Арагонского, который 10 днями ранее объявил войну Венеции (с 18 июля 1449; затем еще раз там же с 16 июня 1455), несколько раз был послом в Риме (1455, 1457, 1463, 1465 и 1471), в Мантуе, возможно, на мантуанском конгрессе (1459; еще раз в 1465), в Фриули (1461-62), в декабре 1462 года возвращается из Фриуле и занимается выкупом у императора Триеста за 10 тыс. дукатов. 17 декабря заключается перемирие между Австрией и Венецией, о котором договаривается Папа римский. Лодовико Фоскарини, Никколо да Каналь, Марко Донато и Паоло Морозини посланы соотвественно в Рим, Француию, Бургундию и Богемию (Польшу) для переговоров относительно заключения союзов против турок. 5 мая 1471 достиг высокой должности прокуратора Святого Марка, через 9 лет скончался.

Литература:P.Gothein. L’amicizia fra Lodovico Foscarini e l’umanista Isotta Nogarola // La Rinascita, 6 (1943). P. 394-413.P. Gothein, `Paolo Veneto e Prosdocimo de’ Conti, maestri padovani di Lodovico Foscarini’, La Rinascita 5 (1942) 236-43.

Единственное стихотворение Изотты Ногарола:
Перевод Гая Севера

Изотта Ногарола, Элегия во славу поместья Кианского

Изотта Ногарола (1418—1466), ренессансная гуманистка родом из Вероны, одна из самых известных женщин-интеллектуалок этого периода. Активно отстаивала права женщин на образование, благодаря чему ее имя вписано в первые главы истории феминизма.

Главное произведение Изотты — «Трактат о равном или неравном грехе Адама и Евы», в котором она осмелилась спорить с точкой зрения официальной Церкви и пыталась оправдать Еву — «сосуд зла», доказывая, что Адам виноват не менее супруги. Трактат написан на латинском языке в форме диалога между Изоттой, отстаивающей новаторское мнение, и ее собеседником по имени Лодовико, опирающимся на традиционный догмат. Это произведение стало весьма знаменитым в эпоху Возрождения, а в наше время исследуется как главный текст при изучении женского ренессансного гуманизма.

Единственное стихотворное произведение Изотты, также написанное на латыни — «Элегия во славу поместья Кианского», посвященная летней вилле семьи Ногарола. Это загородное поместье, носившее имя «Вилла Виолини Ногарола», находится в небольшом городке Кастель д’Аццано, которым предки Изотты владели еще с XIII века. Со времен античности покровительницей этой местности считалась нимфа Киана, которая, прежде чем поселиться в Италии, входила в свиту Персефоны, похищенной затем Аидом. Истории этого похищения и странствий Кианы посвящена элегия Изотты.

© Север Г. М., 2009, перевод с латинского.
© Север Г. М., Пономарева С. А., 2009, вступление, примечания.
Элегия во славу поместья Кианского
Здравствуйте, нимфы ключи Кианы, прелестные дали!
Здравствуй, ольховник густой озера вод посреди!
Место, что радует Муз, сестер хоровод беотийских, —
здравствуй! — где любит бывать с Бромием также и Феб.
5  Сколько стремилась я строк придумать ученых для песен —
в вашей всегда без труда Муз находила глуши.
Сколько свою Аполлон Парнаса вершину забросив,
воды Либетра забыв, в здешних лесах обитал!
В эти и Либер, устав от Низы высокой, свирепых
10  тигров своих устремив, заросли часто спешит.
Скольким мужам открывал, исполненным доблести, двери
дом этот — знатным гостям, славных потомкам семей!
Сколько Гонсага — со мной что связан любовью и кровью,
Мантуя рада кого власти — сюда приходил!
15  Сколько и тот же Понтан, прелестным сопутствуя Музам,
здесь появлялся, пленен местом чудесным, не раз —
кто из скитаний глухих, великой краса Партенопы,
с Латия раз берегов дальних призвал Пиерид.
[Кто бы безгласного смог, Верона, оставить Навгеро,
20  с жезлом недавно в руках — тем, что закон тебе дал?
Как превосходно свою исправил он службу, смиряя
властью умеренной тот город, и равной для всех!
Юных в цветенье годов исполнен учением мудрым —
к выси киррейских вершин Музами был вознесен.
25  Наш рассекает пока Верону поток, устремляясь
в глубь Адриатики вод, быстрый — цвести и сиять
будет и слава и честь Навгеро, останется сердца
в самой глуби моего имя Навгеро навек.
Я вспоминаю теперь — и радует воспоминанье —
30   к нам не чурался войти претор великий. Каким
счастьем сияли тогда для нас небеса, белоснежным
светом удачи — мелка метки достойным благой.
Велено было вопрос в отрадном исследовать споре,
чей был — Адама страшней грех, или Евы? Стоял
35   он на мужской стороне, пыталась защиту я женской
дать, только что я сама, женщина, сделать могла?]
Ты в ожерелье бриллиант семьи Ногарола, отрадней
что золотых Гесперид, что Алкиноя садов!
Что удивленья, когда забросив свой дом на Пелоре,
40   переселилась сюда нимфа Киана сама?
С Этны властитель унес Эреба свирепый однажды
милый Кереры залог, дочь Персефону. Увы,
горько рыдала о том Тинакрис, увы Персефоне!
Если б сумела — спасла, если б смогла — помогла.
45   Реки из слез растеклись ручьями, озерами. Струи
пламени Этна клубить жаркого стала сильней.
Кто бы поверил? Тогда и Скилла, тогда же и Скилла
лаем ужасным беды в знаке великой зашлась.
Помнят, Харибда, и ты лила небывалые стоны,
50  с водами перемешав, лютая, слезы свои.
Сами бродили в полях бескрайних с разбитым от горя
сердцем и нимфы, порвав волосы в клочья, небес
словно менады своим стенанием свет оглашая,
в грудь колотили рукой, рвали ногтями лицо.
55  Там благородной красой сверкая, воздержанной честью,
славным Киана своим именем всех впереди.
Верная выше других Киана, подруга-соратник,
неутомимо о бок путь с Персефоной ведет.
«Чадо», благая «мое», сказала Церера, проведав
60   кров материнский, «тебе будет, Киана, лелей!
Дочь поручаю тебе, Киана вернейшая, всюду
будет с тобой, выполнять каждый послушно приказ».
Обе послушны, одной заботой держались, и обе
были обманом одним биты коварным. Могла
65  что она сделать? Куда могла бы, защитница, скрыться
в страхе? Своей красоты ей не бояться ли сил?
Вот обезумев сама, ослепнув от боли ужасной,
оцепенела, упав наземь, бессильная. Край
отчий покинуть, бежать страны ненавистной решила —
70   в земли авзонов уйти, берег латинский искать.
Без промедленья пролив Сицилии что отделяет
от гесперийских краев берег шумливый прошла.
Многих превратностей путь проделав, опасностей тяжких,
здесь обессилев нашла в долгой дороге приют,
75  край «Васильками» назвав по имени новый Кианы,
радуясь дивным ключам — что, Аретуза, твоим
водам чета. И тогда узнали отцы про Киану,
будут Кианы любить имя и дети потом.
Некогда нимфа краса Сицилии, гордость Пахина,
80  честью великой Киан славит и дом наш теперь.
Да процветает в веках бесчисленно долгих заботе
род Ногарола твоей вверен, защите твоей!
Жизнью равняясь с тобой, растет ногароловой крови
каждая дева, скромна всякая ныне как ты.
85  Будешь, молю, опекать ты кров и несметных потомков,
род безупречным всегда, чистая нимфа, храня.
Пестрых не тронут твоих морозы цветов, не иссушит
зной непомерный полей славных твоих никогда.
Будут прозрачны ключи, повсюду луга разноцветны,
90  да не испачкает змей темная влага волну.
Пусть золотые Пактол пески что струит, иберийский
мечет сокровища Таг, разом она превзойдет!

Ст. 1. Киана, Кианея — сицилийская нимфа, подруга Прозерпины, превращенная в источник.

Ст. 3. Беотийские (или аонийские) сестры — т.е. Беотия, область в Средней Греции между Фокидой и Аттикой, с главным городом Фивы.

Ст. 4. Бромий — др.-греч. «шумный», эпитет Вакха.

Ст. 4. Феб — др.-греч. «лучезарный», эпитет Аполлона.

Ст. 7. Аполлон — Аполлон, бог света, прорицания, поэзии, медицины, сын Юпитера и Латоны.

Ст. 7. Парнас — двувершинная гора в Фокиде, у южной подошвы которой находились посвященные Аполлону и Музам Дельфы и Кастальский источник.

Ст. 8. Либетр — город в Фессалии с источником, посвященным Музам.

Ст. 9. Либер — староиталийский бог оплодотворения, впоследствии отождествленный с Вакхом.

Ст. 9. Низа — город и горная цепь, где был воспитан нимфами Вакх (в Индии, или Эфиопии, или Фракии, или другой стране).

Ст. 13. Гонсага — вероятней всего, Федериго Гонзага (1441—1484), маркиз Мантуанский. Также может быть его тетка, другая гуманистка этого времени, — Чечилия Гонзага (ок. 1424 — ок. 1451). Сохранились письменные свидетельства того, что обе женщины, Чечилия и Изотта, в 1444 году имели в корреспондентах одного человека, Констанцу Варано (Prudence Allen. The Concept of Woman. P. 1079).

Ст. 13. со мной что связан любовью и кровью — точную родственную связь Изотты с родом Гонзага, правившим Мантуей, отследить трудно. Однако известно, например, что графский род Ногарола посредством браков был связан с династией Скалигеров, владевшей Вероной.

Ст. 15. Понтан — Джованни Понтано (1426—1503), поэт-гуманист, классик латинской поэзии Ренессанса.

Ст. 17. Партенопа — одна из сирен, которая после отъезда Одиссея бросилась в море там, где впоследствии был построен город Партенопея, современный Неаполь. В классической поэзии — поэтическое название Неаполя, где началось восхождение к славе Джованни Понтано.

Ст. 18. Латий — область между Тирренским морем, Этрурией и Кампанией; центром Латия был Рим.

Ст. 18. Пиерид, т.е. Муз.

Ст. 19. Навгеро — Джованни Навгеро (Навагеро), претором Вероны в 1425 (когда Изотте было 7 лет) и в 1434 гг. (16). Внучатый племянник Изотты, Франческо Ногарола, издавая ее произведения в 1563 г., посвятил их потомку претора кардиналу Бернардо Навгеро, который к тому времени стал кардиналом Вероны. Указывают, что Франческо Ногарола сделал ряд вставок в сочинения своей тетки (например, вставив в ее «Диалог» третьего собеседника, которым стал именно Джованни Навагеро). Поскольку издание 1563 г. — единственный источник «Элегии», некоторые исследователи ставят вопрос, не написано ли стихотворение целиком Франческо, а не Изоттой. В итоге приходят к выводу, что Франческо мог вставить только несколько строк, желая вывести на сцену предка своего покровителя (18 строк, ст. 19—36, которые «кажутся неорганичными»). Возможно, детали посещения Изотты маркизом Мантуанским и Джованни Понтана также вымышлены ее племянником. (См.: Laurie J. Churchill, Phyllis Rugg Brown, Jane E. Jeffrey. Women Writing Latin. P. 14.)

Ст. 19. Верона — город на реке Атес, родина Катулла, Плиния Старшего и Витрувия.

Ст. 24. Киррейский — т.е. аполлонов, дельфийский.

Ст. 25. рассекает Верону поток — р. Атес.

Ст. 26. Адриатика — Адриатическое море.

Ст. 30. претор великий — Лодовико Фоскарини (1409—17.8.1480), претор Вероны во времена Изотты Ногарола, ее друг, благодаря которому возникло ее главное сочинение «Трактат о равном или неравном грехе Адама и Евы». С 1551 г. стал гостем ее дома, участвуя в беседах на философские темы (в том числе чей грех был больше — Адама или Евы, а также о причинах их падения). Этот текст был создан Ногаролой на основе их бесед, а также писем, которыми они обменивались. В ее «Трактате» выведен как «Лодовико», без фамилии, в то время как сама автор фигурирует просто как «Изотта». (См.: P. Gothein. L’amicizia fra Lodovico Foscarini e l’umanista Isotta Nogarola // La Rinascita, 6 (1943). P. 394—413. P. Gothein, ‘Paolo Veneto e Prosdocimo de’ Conti, maestri padovani di Lodovico Foscarini’, La Rinascita 5 (1942) 236—43.)

Ст. 38. Геспериды — три (или четыре) дочери Ночи (или Атланта и Гесперии), жившие на дальнем западе, у Океана, и охранявшие с помощью никогда не засыпавшего дракона золотые яблоки.

Ст. 38. Алкиной — царь феаков, славился роскошью и богатством.

Ст. 39. Пелора, Пелориада — мыс на северо-восточной оконечности Сицилии, современный Capo di Faro.

Ст. 41. Этна — вулкан в восточной Сицилии.

Ст. 41. Эреб — подземный мир, царство теней. Властитель Эреба — собственно Эреб, бог подземной тьмы, сын Хаоса, муж Ночи, отец Эфира и Гемеры (Дня).

Ст. 42. Персефона — т.е. Прозерпина, дочь Кереры (Цереры) и Юпитера, жена Плутона, богиня подземного мира.

Ст. 42. Керера (Церера) — дочь Сатурна и Реи, сестра Юпитера, мать Прозерпины, богиня полей, земледелия, хлебных растений и сельской жизни, основательница гражданственности и общественности.

Ст. 43. Тинакрис — т.е. Сицилия.

Ст. 47. Скилла (Сцилла) — дочь Форкиды и Кратаиса, из ревности превращенная волшебницей Киркой в морское, опоясанное свирепыми псами, чудовище. Жило в пещере утеса Скилла и уничтожало все, что проходило мимо этого утеса.

Ст. 49. Харибда — опасный для мореходов морской водоворот между Италией и Сицилией (напротив Скиллы).

Ст. 53. Менады — жрицы Кибелы или Приапа, вакханки,

Ст. 71. Авзоны — общее наименование средне и южно-италийских племен. Земли авзонов — т.е. Италия.

Ст. 72. от гесперийских краев — т.е. от западных берегов Италии.

Ст. 75. край «Васильками» назвав — имя Киана (Cyane) происходит от др.-греч. «василек».

Ст. 76. Аретуза — источник на о. Ортигия (Сиракузы), названный по имени нимфы из Писы (Элида), которая, спасаясь от речного бога Алфея, превратилась в источник и, протекши под морем, появилась в Сицилии.

Ст. 79. Пахин — Пахин, мыс в юго-восточной Сицилии, современный Capo di Passaro.

Ст. 85. несметных потомков — надежды Изотты вполне оправдались; хотя сама она оставалась незамужней, потомство ее братьев, графская династия Ногарола, существовала до 1927 г. До этого же года в собственности семьи находилось поместье, воспетое Изоттой. В число членов рода Ногарола входит и военачальник, участник восстания Вероны против Наполеона, и посланник в Париже (красота жены которого вдохновит на портрет Энгра).

Ст. 91. Пактол — золотоносная река в Лидии, около Сард, приток Герма, современного Сарабата.

Ст. 91. Иберийский — т.е. испанский.

Ст. 92. Таг — река в Испании, современная Tajo.

Advertisements

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s

%d такие блоггеры, как: