Личная библиотека и записная книжка

стихи Лоренцо Великолепного Медичи, русский перевод

Posted in библиотека by benescript on 30.04.2009
  1. Обворожительна, как никогда…
  2. В каком лесу взошли гвоздики эти…
  3. Прекрасная фиалка, рождена ты…
  4. Уймитесь, не упорствуйте жестоко…
  5. Пусть почести влекут неугомонных…
  6. «Вакхическая песня» (Помни, кто во цвете лет… — пер. Е. Солонович)
  7. «Триумф Вакха и Ариадны» (Юность, юность, ты чудесна… пер. В. Брюсов)
  8. О, как молодость прекрасна… (отрывок третьего перевода того же стихотворения)
  9. «Ненча из Барберини»
  10. Пьеса «Священное представление о мучениках Иоанне и Павле» (отрывок, речь Юлиана Отступника)

Итальянская поэзия XIII-XIX века в русских переводах. Москва, «Радуга», 1992

(tnx to lj-user mitrius)

* * *

(Перевод Р. Дубровкин)

Обворожительна, как никогда,
Как никогда, уступчива, предстала
Ты предо мной в тот час, когда устало
Уснул я после долгого труда.

Врагиня милая, не стало льда
В твоих глазах: ты искрами кристалла
Под стрелами любви моей блистала,—
Ты и не ты, горда и не горда.

Сперва молчал я и робел, как прежде,
Но страх привычный уступил надежде
На торжество: «Мадонна…» —начал я.

Конец свиданья мне, увы, неведом:
Растаял мимолетный сон и следом
Награда улетучилась моя!

* * *

(Перевод Р. Дубровкин)

В каком лесу взошли гвоздики эти,
Что так великолепны и свежи
В руках моей прекрасной госпожи?
Откуда аромат такой в букете?

Каких они ветров лучистых дети?
Какой росой вспоил ты их, скажи,
О небосвод, не ведающий лжи,
Каким дождем, прозрачнейшим на свете?

Нет, не Природа выбрала в саду
Цветы, нежней которых не найду,
А милая рука, что сердце злое

Смирила добротою неземной.
Гвоздики, позабудьте же былое
И благодарны будьте ей одной!

* * *

(Перевод С. Шервинский)

Прекрасная фиалка, рождена ты
Там, где давно мое пристрастье живо.
Ток грустных и прекрасных слез ревниво
Тебя кропил, его росу пила ты.

В блаженной той земле желанья святы,
Где ждал прекрасный кустик молчаливо,
Рукой прекрасной сорвана, счастливой
Моей руке — прекрасный дар — дана ты.

Боюсь, умчишься в некое мгновенье
К прекрасной той руке; тебя держу я
На голой груди, хоть сжимать и жалко.

На голой груди, ибо скорбь и мленье
В груди, а сердце прочь ушло, тоскуя,—
Жить там, откуда ты пришла, фиалка.

_________________

Европейские поэты Возрождения// — БВЛ, серия первая, том 32 – Москва: Издательство «Художественная литература», 1974. – С. 81-87.

(tnxs  lj-user valya-15)

* * *

(Перевод Евгений Солонович)

Уймитесь, не упорствуйте жестоко,
Мечты и вздохи вечные о ней,
Чтоб тихий сон не миновал очей
Где слез не просыхает поволока.

Труды и мысли дня уже далеко
Равно и от людей и от зверей;
Уже упряжке белых лошадей
Предшествует неясный свет востока.

Подпишем перемирие, пока
Не встало солнце: верь, Амур, что сниться
Ее лицо и голос будут мне

И белая в моей руке рука.
Не будь завистлив, дай мне насладиться
Неслыханным блаженством хоть во сне.

* * *

(Перевод Евгений Солонович)

Пусть почести влекут неугомонных,
Палаты, храмы, толпы у ворот,
Сокровища, что тысячи забот
И тысячи ночей несут бессонных.

Волшебные цветы лугов зеленых,
В прохладной мураве журчанье вод
И птичка, что любовь свою зовет,
Влияют благотворней на влюбленных.

Лесные дебри и громады гор,
Пещеры, недоступные для света,
Пугливая дриада, быстрый зверь…

Лишь там передо мной прекрасный взор,
Которым – пусть в мечтах – не то, так это
Мне наглядеться не дает теперь.

Далее, судя по всему, идут три разных варианта перевода одной и той же поэмы:

Canti carnascialeschi,VII. Canzona di Bacco: Quant’è bella giovinezza…

ВАКХИЧЕСКАЯ ПЕСНЯ

(Перевод Евгений Солонович)

Помни, кто во цвете лет, —
Юн не будешь бесконечно.
Нравится – живи беспечно:
В день грядущий веры нет.

Это Вакх и Ариадна.
Все спеша от жизни взять,
Ненаглядный с ненаглядной
Обращают время вспять.
Да и свита, им под стать,
Веселится бесконечно.
Нравится – живи беспечно:
В день грядущий веры нет.

Этих юных козлоногих
К нимфам тянет, и они,
По лесам охотясь, многих
Заманили в западни.
Как им весело, взгляни –
Пляшут, скачут бесконечно.
Нравится – живи беспечно:
В день грядущий веры нет.

Этим стройным нимфам любо
Попадаться в сети к ним:
Только тот, чье сердце грубо,
От любовных стрел храним.
Нимфы к милым льнут своим,
Песня льется бесконечно.
Нравится – живи беспечно:
В день грядущий веры нет.

Тушей на осла навьючен,
Следом движется Силен,
Столь же стар и столь же тучен,
Сколь от выпивки блажен.
Глупо жаждать перемен,
Если счастлив бесконечно.
Нравится – живи беспечно:
В день грядущий веры нет.

Наконец Мидас влечется, –
Превращает в злато он
Все, к чему ни прикоснется.
Но на скуку обречен,
Кто вменил себе в закон
Наживаться бесконечно.
Нравится – живи беспечно:
В день грядущий веры нет.

Ждать до завтра – заблужденье,
Не лишай себя отрад:
Днесь изведать наслажденье
Торопись и стар и млад.
Пусть, лаская слух и взгляд,
Праздник длится бесконечно.
Нравится – живи беспечно:
В день грядущий веры нет.

Славьте Вакха и Амура!
Прочь заботы, скорбь долой!
Пусть никто не смотрит хмуро,
Всяк пляши, играй и пой!
Будь что будет, — пред судьбой
Мы беспомощны извечно.
Нравится – живи беспечно:
В день грядущий веры нет.

ТРИУМФ ВАКХА И АРИАДНЫ

Карнавальная песнь

(Перевод Валерий Брюсов) (via lj-user valya-15)

Юность, юность, ты чудесна,
Хоть проходишь быстро путь.
Счастья хочешь – счастлив будь
Нынче, завтра – неизвестно.

Вакх с прекрасной Ариадной
Сходят радостно вдвоем.
Так как время мчится жадно,
Мы лишь этот миг поем.
Нимфам с фавнами отрадно
Совершать за Вакхом путь.
Счастья хочешь – счастлив будь
Нынче, завтра – неизвестно.

Сонмы вольных козлоногих
Мчат веселых сатиресс
К мураве холмов отлогих,
В глубь пещер и в темный лес.
Что им до укоров строгих,
Горы, дебри – всюду путь.
Счастья хочешь – счастлив будь
Нынче, завтра – неизвестно.

Этим нимфам так же сладко,
Что так пылко ищут их,
Что любовь их ждет украдкой
Под листвой дубов густых.
Уловляй миг жизни краткой –
Всем на праздник верный путь.
Счастья хочешь – счастлив будь
Нынче, завтра – неизвестно.

За ослом и за Силеном
Пьяный вот бредет старик,
В долгой жизни к вечным сменам
Лет бессчетных он привык,
Но с усердьем неизменным
К страсти проторяет путь.
Счастья хочешь – счастлив будь
Нынче, завтра – неизвестно.

Вот с лицом своим сердитым
И старуха вслед бредет,
Озирая с гневом скрытым
Весь беспечный хоровод.
Человек не будет сытым,
Хоть прошел он длинный путь.
Счастья хочешь – счастлив будь
Нынче, завтра – неизвестно.

День сегодняшний дороже
Всех других грядущих дней.
Юность – нынче, старость – тоже!
Девы, юноши, смелей
Жгите жизнь на каждом ложе!
Путь к унынью – ложный путь.
Счастья хочешь – счастлив будь
Нынче, завтра – неизвестно.

Все мы здесь в желаньи ласки
Славим Вакха и Любовь,
Славим песни, славим пляски!
Пусть бежит по жилам кровь,
Пусть живем мы в вечной сказке,
В этом нашей жизни суть.
Счастья хочешь – счастлив будь
Нынче, завтра – неизвестно.
Юность, юность, ты чудесна,
Хоть проходишь быстро путь!

еще кусочек без источника,

первая строфа третьего варианта перевода «Триумфа Вакха и Ариадны», без имени переводчика

О, как молодость прекрасна,

Но мгновенна. Пой же! Смейся!

Счастлив будь, кто счастья хочет!

НЕНЧА ИЗ БАРБЕРИНО

(Перевод Евгений Солонович — ???)

Я посвящаю песню милой даме,
Прекраснее которой не найдешь.
Пылающему сердцу временами
На месте оставаться невтерпеж.

Она стрельнет горящими глазами –
И кончено: свободы не вернешь.
Я в город ездил, езжу по округе,
Но равных не встречал моей подруге.

Я в Эмполи и в Прато был не раз,
И в Борго, и в Маногне, и в Гальяно,
В Сан-Пьеро торговал и здесь у нас,
На самой верхотуре – в Декомано.
Один базар меня одним потряс,
Другой другим, но должен без обмана
Сказать: нигде торговли лучше нет,
Чем в Барберино, где живет мой свет.

Я благородней Ненчи ненаглядной
Девиц не видел, не встречал скромней;
Ни у кого такой головки ладной
И светлой нет, как у любви моей.
По-праздничному на душе отрадно,
Когда глазами я встречаюсь с ней.
А дивный носик моего кумира –
Ни дать ни взять работа ювелира.

Кораллам губки алые под стать,
За ними два ряда зубов белеют –
И в том и в этом штук по двадцать пять,
И снег ланиты посрамить сумеют –
Не надо и к белилам прибегать,
И круглый год на щечках розы рдеют,
Всегда, что называется, в цвету.
Как не влюбиться в эту красоту?

Ее глазам мужчины знаю цену.
Еще бы! Ненча, бросив взгляд-другой,
Прошьет не то что сердце, но и стену,
Тогда как сердце – камень у самой.
Поклонники за нею, рады плену,
Таскаются хвостом, и, сам не свой,
От зависти я помираю черной,
Что нет меня среди толпы покорной.

Я целый день махать мотыгой мог,
А нынче – дудки: как ни лезь из кожи,
Дай Бог, чтоб сил хватило на часок.
Я высох, как подстилка из рогожи:
За стол сажусь – не лезет в рот кусок.
Любовь меня измучила, и все же,
Сказать по чести, я и впредь готов
Мириться с крепостью ее узлов.

Я сравниваю Ненчу с городскими –
Она не хуже тысяч городских
С хорошими манерами своими,
С уменьем изъясняться вроде них.
Глаза что уголь, волосы над ними –
Под цвет снопа и книзу из прямых
Становятся волнистыми-волнистыми,
Оканчиваясь кольцами пушистыми.

Когда она, как козочка легка,
Танцует, сразу видно – мастерица:
То вдруг рукой коснется башмачка,
То мельницею вновь пойдет кружиться;
Потом поклон и новых два прыжка,
Чтоб снова грациозно поклониться,
Да так, что флорентийкам испокон
Не снился грациознее поклон.

Ей не годится ни одна в подметки:
Она румяна в меру и бела,
И ямка ей к лицу на подбородке,
Да и уму любовь моя взяла,
Совсем необязательным красотке.
Такой природа Ненчу создала,
Видать, затем, чтоб людям стало ясно,
Что и природа может быть пристрастна.

Кого в супруги Ненча изберет,
Захочет свадьбы сразу, без отсрочки;
Кто к этому цветку найдет подход,
Родился не иначе как в сорочке;
Счастливцем из счастливцев будет тот,
Кто сможет убедиться среди ночки,
Что на его руке – ее щека,
Как сало и упруга и мягка.

Когда б ты знала, Ненча дорогая,
Как мается несчастный однолюб,
От нестерпимой муки изнывая,
Как будто рвут ему за зубом зуб, –
Когда б ты знала, ты б, не размышляя,
Вдохнула снова жизнь в ходячий труп,
Счастливым сделав твоего Валеру,
Что скоро в счастье потеряет веру.

Но я боюсь, уж ты не обессудь,
Что ты своей жестокостью довольна.
Я с удовольствием рассек бы грудь,
Когда б не знал, что это – очень больно,
И сердце протянул тебе – взглянуть,
Что сделала ты с ним, пускай невольно:
Вонзи в него, я разрешаю, нож –
И ты, услышав «Ненча», все поймешь.

Когда я перехватываю взгляды,
Которые к тебе устремлены,
Я скрыть не в состоянии досады,
И что со мной – видать со стороны.
Любовь-злодейка не дает пощады,
И день и ночь к тебе обращены
Мои мольбы, признанья, вздохи, стоны,
Но уши Ненчи им внимать не склонны.

Сегодня я до самого утра
Не спал: тянулось время еле-еле,
И все скотину гнать не шла пора,
А раньше ты не выйдешь. Я с постели
Вскочил – и час, а может, полтора
За дверью протоптался. Неужели
Не смилуется надо мной луна?
Но вот погасла наконец она.

Ты из овчарни вышла со скотиной
И верным псом. Я был настолько рад,
Что мигом позабыл о ночи длинной
И слезы счастья застелили взгляд.
Вооружившись тут же хворостиной,
Я впереди себя погнал телят.
Я не спешил, я ждал тебя, понятно,
Но оглянулся – ты идешь обратно.

Я на траве разлегся у пруда
И понял, что напрасно жду, не скоро –
Наверно, через полчаса, когда
Твои ягнята мимо без надзора
Прошли. Ну где же ты? Иди сюда.
Неужто испугалась разговора?
Одно составим стадо мы из двух:
Как хорошо – пастушка и пастух!

Я во Флоренции под воскресенье,
Даст Бог, неплохо плетево продам.
Проси любой подарок без стесненья,
Поскольку я напрашиваюсь сам.
Что выбрать? Разреши мои сомненья,
А то когда еще я буду там.
Булавки? Пудру? Может быть, белила?
Все будет, что бы ты ни попросила.

А может, лучше нитку красных бус,
Как у красавиц городских на шее?
Скажи, чтобы на твой мне выбрать вкус, —
Брать покороче или подлиннее?
И если даже я не сбуду груз,
Я без подарка не вернусь. Скорее
Я выточу из собственных костей
Костяшки бус для радости моей.

Но где ты? Почему не отвечаешь?
Не спрашивал бы, если знать бы мог,
Какой подарок ты предпочитаешь.
Застежки? Ленту? Или поясок?
А может, ты о кошельке мечтаешь?
Недолго присмотреть и кошелек.
А может быть, купить моей голубке
Воздушных кружев для отделки юбки?

Уже мои телята у ворот,
И головы пересчитать бы надо –
Сойдется или не сойдется счет.
А вдруг отбился кто-нибудь от стада?
Боюсь, мне это даром не пройдет.
Меня зовут. Прощай, моя отрада,
Я по дороге песню допою:
Давно пора бежать, а я стою.

Пьеса «Священное представление о мучениках Иоанне и Павле»

(отрывок, речь Юлиана Отступника)

Кто удовольствий иль корысти ради

Изменит долгу – тот не властелин…

Доход он получает, но его же

Разумно, щедро людям раздает.

Он держит войско наготове, чтобы

Оберегать народ от зол войны.

Коль дорог хлеб – ему кормить голодных,

Не то погибнут люди без него.

Богатство, пышность, все, что подобает

Державе – не его, народа часть,

И хоть он всем владыка и хозяин,

Но ничего своим не назовет.

Он только услужить народу послан,

В том честь его, и нет других наград,

И рядом с этим подло вожделенье:

Высоким душам драгоценна честь

Реклама

Один ответ

Subscribe to comments with RSS.

  1. lubovlady said, on 12.02.2012 at 21:59

    Прочла стихи Лоренцо. очень понравились.Хороший перевод, а главное они понятны и доступны.просты и возвышенны.и даже разность во времени не ощутима .А вот «Священное представление..», его бы нашим правителям.как гимн к народу заучить.


Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s

%d такие блоггеры, как: