Личная библиотека и записная книжка

Иоганн Вернер Паус

Posted in библиотека by benescript on 06.09.2009

Вирши. Силлабическая поэзия XVII-XVIII веков. Пред. И.Н. Розанова, общ. ред. П.Беркова. Советский писатель, 1935. Стр. 155-162. Вступительная заметка П. Беркова.

С. 155.
Иоганн Вернер (или, как он иногда именовал себя по-русски, Вахромей) Паус (1670-1734?) – иностранный учёный, сравнительно хорошо овладевший русским языком, переводивший много в прозе и писавший на русском языке тонические стихи. По окончанию университета и кратковременной педагогической деятельности в Германии Паус в 1702 году приезжает в Москву и делается через несколько лет после смерти пастора Глюка заместителем последнего по заведыванию основанной Глюком школы. Затем Паус долгое время является домашним учителем у разных вельмож, может быть и у царевича Алексея, а также переводит с иностранных языков на русский ряд книг. Ему приписываются, между прочим, переводы «Книги Квинта Курция о делах содеянных Александра великого царя македонского», «О праве войны и мира» Гуго Гроция, а также, с меньшей вероятностью, «Юности честное зерцало». Вскоре по открытии Академии Наук Паус приглашается туда в качестве главного переводчика и на этой должности остается до смерти.
Еще на родине Паус писал стихи на немецком и латинском языках. По приезде
С. 156
в Россию, после знакомства с Глюком, Паус начинает писать стихи по-русски, но не силлабические, как было принято тогда, а тонические, подобно немецким. Стихи Пауса едва ли оказали какое-либо значительное и, главное, непосредственное влияние на развитие русской поэзии, хотя высказывалось предположение, что Тредиаковский мог использовать идею Пауса, ознакомившись в Архиве Академии Наук с бумагами русско-немецкого поэта. Гораздо важнее отметить то, что Паус не только практически, но и теоретически восставал против русского силлабического стиха и, несомненно, пропагандировал идею применения тонического стихосложения в русском языке. Паус – типичный ученый немецкий поэт начала XVIII в., писавший и сентиментальные любовные элегии, и торжественные оды и другие стихотворения «на случай», и особенно подвизавшийся в области духовной лирики.
Язык стихотворений Пауса не вполне правилен и сразу изобличает в нем иностранца. Кроме того Паус нередко употреблял разные «поэтические вольности». Он часто заменяет звук «и» звуком «й» и наоборот. Например, в окончаниях прилагательных «красный» у Пауса «красныи»; зато союз «и» почти всегда «й». (Ср. стих 4-й в «Свадебных стихах А.А. Головину».) Сокращает слова («замрал» вместо «замарал», «бут» вместо «будто» и т.д.). Кроме того стихи
C. 157
Пауса отличаются тем, что «звучат» они только тогда», когда их отчетливо скандируют, подчеркивая все стихотворные ударения в ущерб языковой практике. Например,
Венус любезная советовалася
Благодаря такому скандированию у Пауса рифмуются многие слова лишь по последнему звуку, в то время как по-русски это вовсе не рифма. Например, явная, прения; достоино, радостно.

C. 158
Свадебные стихи А.А. Головину
Венус любезная советовалася
Распрю и яблока завистная отнятии,
Рекла бо: время есть скончати прения
Й сердца любовию сердечною спрягати.

Тое случилося, жених то чувствовал;
Супружница ему от бога прилаганна:
Вельми я радостен, когда сия внимал,
С нею же честь ему и благость дарована.

Загадка вся сия да ныне явная:
10 Невеста славная к себе днесь приведется;
Два сердца, две душе соединилися,
Соединенным же песнь брачная поется.
Сия, сердечный друг, от бога прими,
В сих сладостях твоя да юность веселится;
Плодов же с небесе известно подожди,
Да род и честь твоя зело приумножится.

С. 159
Веселий и радостотворный звук пресветлейшей паре
(Ода на обручение царевича Алексея)

Преславные вещи в конец достизают,
в желаемый счастлив и добрый приклад.
Неблагополучная ся отлучают,
понеже сам бог вся управити рад.
Кто храбро трудится,
Тому укрепится
Ум, дух и рука;
Тот вся побеждает,
И честь получает.
10 Корона в конец тому дарствуется.

Сим образом ваша похвальны приметы,
Преславный царевич, из важных причин,
Пред богом за добро и благо прияты,
Во всем нам покажет женишный твой чин;
Ты бо обручился
И так изъявился
Твой брачный венец;
Тот ныне сияет
Жених и радеет,
20 О княжни своей будь любезный борец.

С. 160

От юности тщился премудрых науки
Прилежно учитися преданныя,
А ныне даешь дух, ум, сердце и руки
У странных на высшая ведения:
Германские царства,
Иных государства
Глазами смотришь;
Что Брауншвейг имеет,
Что Саксен умеет –
30 Вся ныне ты самым искусством глядишь.

А сверх того небо тебе подарило
Принцессину прелюбезнеишую,
К ней сердца желание ся преклонило,
Где мудрость создала полату свою.
Бог сам себе выбрал,
В супруг тебе придал
Дражайшии свет
Избранную книежну,
Всеблагонадежну,
40 Премудрости да благочестия свет

Из божья любве же горе воссияет
То большие и приятнейши лучи,
Где богобоязненость и честь украшают
Лицо и все тело, хором красоты;
Восстаните, стряпчи,
Воспоите, певчи,
Подасте, что есть:
Сладчайшие песни
И само полезни
50 Во славу же богу и господу в честь.

С. 161

Небесна любовь сию царскую пару
Во всякой довольности обвеселит;
По благоволению вышнему царю
С росы поднебесныя ся усладит;
Доколе блаженны,
Да обе сажденны
Во вечныи мир,
Когда отрицают,
Весьма оставляют
60 Привременный сей и суетный мир.

С. 162
Любовная элегия

Доринде! что меня сожгати,
бывати в пепел последи?
Тебя я мо’гу нарицати
Свирепу, хоть смеешься ты.
Почасте ты рожам подобна,
Почасте и кропивам ровна.

Твой глаз магнит в себе имеет,
а ум так твердый бут алмаз;
Лицо твое огнем блистает,
10 а сердце лед есть и мороз.
Твой взор (тебя живописати)
Похочет василиск бывати.

Не осуди, хоть согрешаю!
любовь зело ся заблудит.
Хоть жестоко я отвещаю,
твердость твоя то сотворит.
Твою же упрямость премногу
Подумай, побеждать не могу.

На мягком мехе и на пухе
кремни твердые разбиют;
раздаются часто жемчуги,
как крепкий уксус налиют;
А ты недвидна будешь, чаю,
Хоть и слезный дождь злияю.

Доринде, буди милостива,
не буди мне убиица.
Меня что мучит лесть спесива,
стени уподобляюся.
Не буди лед, но применися,
С моим огнем же единися.

Почту тебя, будто богиню,
во жертву сердце принимай,
Не сделай мне нову кручину,
но как любити созерцай.
Так ты, что солнце учинити,
Чернити можешь и белити.

Умом тебя поцелеваю,

а умом что мне пользует;
В сонех тебя я обнимаю,
а соние что пособствует.
Мечтание пройдет напрасно,
Веселье есть только образно.

По стени так всегда хватаю,
Доринде же меня дразнит,
Во мне несчислени премены,
печаль меня всегда стучит.
Желанье сердце поедает,
Отчаянье во гроб метает.

Умру и лучше умирати,
неж без Доринде долго жить:
Тому и лучше погибати,
кто того счастья получит.
А по моеи смерти, чаю,
Приидет жаль тебе за мною.

Advertisements

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s

%d такие блоггеры, как: