Личная библиотека и записная книжка

Гусли. Проспер Мериме

Posted in библиотека by benescript on 21.05.2014

Гусли или Сборник иллирийских песен, записанных в Далмации, Боснии, Хорватии и Герцеговине

Предуведомление

В 1827 году я был романтиком. Мы говорили классикам: «Ваши греки вовсе не греки, ваше римляне вовсе не римляне. Вы не умеете придавать вашим образам местный колорит. Все спасение — в местном колорите». Под местным же колоритом подразумевали мы то, что в XVII веке именовалось нравами; но мы очень гордились этим выражением и полагали, что сами выдумали и это слово и то, что им выражалось. Что касается стихов, то мы восхищались только произведениями иноземными и, возможно, более древними: баллады шотландского рубежа*, романсы о Сиде представлялись нам несравненными шедеврами, и все из-за того же местного колорита.

Я умирал от желания поехать туда, где он еще сохранился, ибо сохранился он далеко не везде. Увы! Для путешествий мне не хватало только одного — денег; но поскольку мечтать о путешествиях ничего не стоит, я и предавался этому со своими друзьями.

Нас не интересовали не те страны, которые посещали туристы; Ж.-Ж. Ампер* и я желали уклониться от дорог, наводненных англичанами; поэтому, быстро миновав Флоренцию, Рим и Неаполь, мы должны были отплыть из Венеции в Триест и оттуда двигаться вдоль побережья Адриатики до Рагузы. Это был действительно самый оригинальный, самый прекрасный, самый необычный план. Оставался только денежный вопрос!.. Размышляя о способах, которыми его можно было разрешить, мы напали на мысль заранее описать наше путешествие, продать свой труд повыгоднее и с помощью вырученных денег убедиться, насколько верны были наши описания. Тогда эта идея была нова, но, к сожалению, мы от нее отказались.

Когда мы разрабатывали этот проект, занимавший нас некоторое время, Ампер, знающий все европейские языки, поручил, уж не знаю почему, мне, полнейшему невежде, собрать подлинные произведения поэтического творчества иллирийцев. Подготовляясь к этому, я прочел «Путешествие по Далмации» аббата Фортиса*, а также довольно хорошую работу по статистике старых иллирийских провинций, составленную, кажется, одним из видных чиновников министерства иностранных дел. Я выучил пять или шесть славянских слов и в течение каких-нибудь двух недель написал все свои баллады.

Сборник был тайком отпечатан в Страсбурге и снабжен примечаниями и портретом автора. Тайна тщательно сохранялась, и успех был огромный.

Правда, было продано всего двенадцать экземпляров, и у меня до сих пор сердце обливается кровью, когда я думаю о несчастном издателе, за чей счет проделана была вся эта мистификация, но если французы читать меня не пожелали, то иностранцы и некоторые компетентные лица отдали мне должное.

Через два месяца после выхода в свет «Гусель», г-н Бауринг*, автор славянской антологии, написал мне, прося дать ему возможность ознакомиться с оригиналами песен, так прекрасно мною переведенных.

Затем г-н Гергардт*, советник и доктор в одном из германских государств, прислал мне два толстых тома славянских песен, переведенных на немецкий язык; он включил в них и перевод «Гусель», переложенный им также в стихи, что сделать ему, как он писал в предисловии, было вовсе не трудно, так как в моей прозе он уловил метрику иллирийского стиха. Как известно, немцы часто делают удивительные открытия; этот же просил меня прислать ему еще новых баллад, чтобы составить из них третий том.

Наконец, г-н Пушкин перевел* на русский язык некоторые из моих вещиц, и это можно сравнить с «Жиль Бласом»*, переведенным на испанский язык, или с «Письмами португальской монахини»* в португальском переводе.

Такой блестящий перевод не вскружил мне голову. Опираясь на отзывы господ Бауринга, Гергардта и Пушкина, я мог хвастать тем, что удачно справился с местным колоритом, но это было так просто и легко, что я стал сомневаться в достоинствах этого местного колорита и охотно прости Расину, что он цивилизовал диких героев Софокла и Эврипида.

1840

Комментарии

Напечатано отдельной книгой в 1827 г., затем при жизни Мериме было переиздано, в соединении с «Хроникой времен Карла IX» и «Двойной ошибкой», в 1842 г.

Сербско-хорватские «гусле» (у Мериме: «guzla») по названию совпадают с нашими гуслями, но отличаются от них тем, что имеют только одну струну, и играют на них смычком.

Иллирия — старинное название западной половины Балканского полуострова, прилегающий к Адриатическому морю и заселённой южными славянами.

* Баллады шотландского рубежа — народные шотландские баллады, слагавшиеся, начиная примерно с XIV в., в пограничной между Англией и Шотландией области.

* Ампер Ж.-Ж. — школьный товарищ Мериме, Жан-Жак Ампер (1800-1864), сын знаменитого математика и физика Андре-Мари Ампера; литератор и историк. (Это и есть упоминаемый в приводимом ниже письме Мериме к Соболевскому 1835 г. «друг» Мериме, не названный там по имени.) Однако дальнейший рассказ Мериме об участии Ампера в создании «Гуслей» намеренно неточен. Еще в августе 1826 г. Ампер отправился в продолжительное путешествие по Швейцарии и Германии, из которого он вернулся в Париж лишь в ноябре 1827 г., через три месяца после выхода в свет «Гуслей». Следовательно, в 1827 г. Мериме не мог замышлять совместно с Ампером путешествия в славянские страны. Осень, когда Мериме сочинял «Гусли», была осенью не 1827-го, а 1826 или 1825 г., и таким образом сборник является не легкой и быстрой импровизацией, как уверяет Мериме, а плодом длительной работой, происходившей если не в сотрудничестве с Ампером, то на его глазах. Первый замысел этой работы, основанной на изучении целого ряда источников, относится, вероятно, еще к 1820 г., когда Ампер действительно замышлял вместе с Мериме совершить путешествие по Далмации.

* Аббат Фортис — итальянский аббат Альберто Фортис (1740-1803), ученый натуралист, дважды совершивший поездку в Далмацию. Его изданное в Венеции в 1788 г. двухтомное «Путешествие по Далмации» посвящено главным образом описанию живой природы это страны, но в приложении содержит ряд записанных Фортисом местных песен. Книга эта была главным, но далеко не единственным источником в работе Мериме.

* Бауринг — английский литератор Джон Бауринг (1792-1872), литератор, редактор журнала «Уэстминистер-Ревью», объездивший всю Европу и специализировавшийся на переводах на английский язык народных песен самых различных национальностей — испанских, русских, чешских, сербских. В 1820 г. он издал «Русскую антологию», в 1827 г. сборник: «Сербская народная поэзия», использовав в нем главным образом песни, опубликованные Вуком Караджичем, но не в сербском их оригинале, а в немецком переводе. Письмо, полученное Мериме от Браунинга якобы в начале 1827 г., не сохранилось.

* Гергардт — Вильгельм-Гергардт (ум. в 1858 г.), образованный любитель (но вовсе не «доктор» и не ученый «авторитет»), переводивший на немецкий язык народные песни испанские, шотландские, новогреческие, сербские и т.п. Его двухтохтомный сборник под названием «Вила. Сербские народные песни» был приготовлен к печати еще летом 1827 г., но Гергардт задержал его издание, чтобы успеть включить в него баллады из «Гуслей». Книга вышла в свет в декабре 1827 г.

*Наконец, г-н Пушкин перевел…«Песни западных славян» А.С. Пушкина, изданные в 1835 г., по своим сюжетам восходят к «Гуслям» Мериме, кроме двух (X и XIV), переведенных из сборника сербских песен Вука Караджича, и трех (XI, XII и XV), целиком созданных самим Пушкиным отчасти на основании исторических данных о Сербии. В предисловии к «Песням западных славян» Пушкин писал:

«Большая часть этих песен взята мною из книги, вышедшей в Париже в конце 1827 года под названием: La Guzla, ou choix de Poésies Illyriques, recueillies dans la Dalmatie, la Bosnie, la Croatie et l’Herzegowine. Неизвестный издатель говорил в своем предисловии, что собирая некогда безыскуственные песни полудикого племени, о не думал их обрнародовать, но что пто, заметив распространяющийся вкус к произведениям иностранным, особенно к тем, которые в своих формах удаляются от классических образцов, вспомнил он о собрании своем и, по совету друзей, перевел некоторые из сих поэм, и проч. Сей неизвестный собиратель был не кто иной, как Мериме, острый и оригинальный писатель, автор Театра Клары Газюль, Хроники времен Карла IX, Двойной Ошибки и других произведений, чрезвычайно замечательных в глубоком и жалком упадке нынешней французской литературы. Поэт Мицкевич, критик зоркий и тонкий и знаток в славенской поэзии, не усумнился в подлинности сих песен, а какой-то ученый немец написал о них пространную диссертацию.

Мне очень хотелось знать, на чем основано изобретение странных сих песен: С.А. Соболевский, по моей просьбе, писал о том к Мериме, с которым был он коротко знаком, и в ответ получил следущее письмо».

И дальше Пушкин приводит французский текст этого письма, являющегося как бы третьим (хронологически вторым) предисловием к «Гуслям». Даем текст этого письма в переводе:

«Париж, 18 января 1835.

Я думал, милостивый государь, что у Гузлы было только семь читателей, в том числе вы, я и корректор: с большим удовольствием узнаю, что могу причислить к ним еще двух, что составляет в итоге приличное число девять и подтверждает поговорку — никто не пророк в своем отечестве. Буду отвечать на ваши вопросы чистосердечно, Гузлу я написал по двум мотивам, — во-первых, я хотел посмеяться над «местным колоритом», в который мы слепо ударились в лето от рождества Христова 1827. Для объяснения второго мотива мне необходимо рассказать вам следующую историю. В том же 1827 году мы с одним из моих друзей задумали путешествие по Италии. Мы набрасывали карандашом по карте наш маршрут. Так мы прибыли в Венецию — разумеется, на карте — где нам надоели встречавшиеся англичане и немцы, и я предложил отправиться в Триест, а оттуда в Рагузу. Предложение было принято, но кошельки наши были почти пусты, и эта «несравненная скорбь», как говорил Рабле, остановила нас на полдороге. Тогда я предложил сначала описать наше путешествие, продать книгопродавцу и вырученные деньги употребить на то, чтобы проверить, во многом ли мы ошиблись. На себя я взял собирание народных песен и перевод их; мне было выражено недоверие, но на другой же день я доставил моему товарищу по путешествию пять или шесть переводов. Осень я провел в деревне. Завтрак у нас был в полдень, я же вставал в десять часов; выкурив одну или две сигары и не зная, что делать до прихода дам в гостиную, я писал балладу. Из них составился томик, который я издал под большим секретом, и мистифицировал им двух или трех лиц. Вот мои источники, откуда я почерпнул этот столь превознесенный «местный колорит»: во-первых, небольшая брошюра одного французского консула в Банялуке. Ее заглавие я позабыл, но дать о ней понятие нетрудно. Автор старается доказать, что босняки — настоящие свиньи, и приводит этому довольно убедительные доводы. Местами он употребляет иллирийские слова, чтобы выставить напоказ свои знания (на самом деле, быть может, он знал не больше моего). Я старательно собрал все эти слова и поместил их в примечания. Затем я прочел главу: De’costumi dei Morlachi (О нравах морлаков) из «Путешествия по Далмации» Фортиса. Там янашел текст и перевод чисто иллирийской заплачки жены Ассана-Аги; но песня эта переведена стихами. Мне стоило большого труда получить построчный перевод, для чего приходилось сопоставлять повторяющиеся слова самого подлинника с переложением аббата Фортиса. При некотором терпении я получил дословный перевод, но относительно некоторых мест все еще затруднялся. Я обратился к одному из моих друзей, знающему по-русски, прочел ему подлинник, выговаривая его на итальянский манер, и он почти вполне понял его. Замечательно, что Нодье, откопавший Фортиса и балладу Ассана-Аги и переведший со стихотворного перевода аббата, еще более опоэтизировав его в своей прозе, — прокричал на всех перекрестках, что я обокрал его. Вот первый стих в иллирийском тексте: «Scto se bieli u gorje zeicnoï» (Что белеет на горе зеленой), Фортис перевел: «Che mai biancheggia nel verde Bosco» (Что же белеет в зеленой роще). Нодье перевел Bosco — зеленеющая равнина; он промахнулся, потому что, как мне объяснили, gorje означает: гора. Вот и вся история. Передайте г. Пушкину мои извинения. Я горжусь и стыжусь вместе с тем, что и он попался, и пр.».

* Роман Лесажа «Жиль Блас» (1715-1735) иммет местом действия Испанию, и персонажи его носят испанские имена. Но это — лишь рамка, в которую автор помещает картину чисто французских нравов начала XVIII века. Однако очень долгое время держалось мнение, что это перевод какого-то утраченного испанского романа. В XVIII в. роман Лесажа был переведен, как бы «обратно», на испанский язык.

* «Письма португальской монахини» — сборник семи писем португальской монахини Марианны Алькафорада к французскому офицеру Шамильи, в которого она была влюблена. Письма эти, из которых три — подлинные, а четыре, быть может, присоченены составителем сборника, появились в свет в французском переводе в 1669 г. В течение двух столетий книга эта пользовалась во Франции огромным успехом как образец жанра пылких любовных признаний.

Предисловие к первому изданию

Когда я занимался составлением предлагаемого читателю сборника, мне казалось, что я, пожалуй, единственный француз (да так оно и было тогда на деле), которому могут нравиться эти безыскуственные песни, творения полудикого народа, и потому я был далек от мысли опубликовать их.

С тех пор однако, наблюдая растущий с каждым днем интерес к иноземным произведениям, и в особенности к таким, которые по самой форме своей далеки от шедевров, какими мы привыкли восхищаться, я вспомнил о своем сборнике иллирийских песен. Я перевел некоторые из них для своих друзей и по их совету решился выбрать кое-что из своей коллекции и представить эти образцы на суд публики.

Быть может, мне более, чем кому-либо другому, подобало сделать этот перевод. В ранней юности я жил в иллирийских провинциях. Мать моя была морлачка* из Спалатто, и в течение нескольких лет мне приходилось чаще говорить по-иллирийски, чем по-итальянски. Будучи с младых лет большим любителем путешествий, я тратил все время, оставшееся у меня после выполнения не особенно сложных моих обязанностей, на основательное изучение страны, в которой я жил; поэтому мало найдется между Триестом и Рагузой сел, гор или долин, которых бы я не посетил. Я даже совершал довольно длинные экскурсии в Боснию и Герцоговину, где иллирийский язык сохранился во всей своей чистоте, и я нашел там несколько любопытнейших образчиков древнего песенного творчества.

Теперь мне следует сказать, почему я выбрал для перевода именно французский язык. Я итальянец, но вследствие некоторых событий, происшедших у меня на родине, я живу теперь во Франции, которую всегда любил и гражданином которой я стал с некоторых пор. Мои друзья — французы; я привык считать Францию своим отечеством. Я не претендую — это было бы смешно для иностранца — на то, чтобы писать по-французски с изяществом истинного литератора; однакоже полученное мною воспитание и продолжительное пребывание в этой стране позволяют мне писать без особого труда, как мне кажется; особенно же это относится к переводу, главное достоинство которого, на мой взгляд, заключается в точности.

Полагаю, что иллирийские провинции, долгое время находившиеся под управлением французов, всем достаточно хорошо известны и что нет никакой необходимости предпосылать этому сборнику сведения о географии, политике и т.д.

Скажу лишь несколько слов о славянских бардах или гуслярах, как их там называют.

В большинстве своим это старики, очень бедные, одетые зачастую в лохмотья; они бродят по городам и селам, распевая свои песи под аккомпанемент инструмента вроде гитары, называемого гуслями и имеющего только одну струну из конского волоса. Люди ничем не занятые — а морлаки не очень-то любят работать — обступают их толпой; и когда песня кончается, певец ожидает награды от щедрот своих слушателей. Иногда он прибегает к хитрой уловке и прерывает исполнение на самом интересном месте, чтобы воззвать к их щедрости; бывает даже, что он сам назначает сумму, за которую согласен рассказать конец своей повести.

Впрочем, баллады распеваются не только гуслярами; почти все морлаки, старики и молодежь, тоже занимаются этим делом. Некоторые — правда, таких немного — сочиняют стихи, часто импровизируя их (см. заметку о Маглановиче).

Они поют слегка в нос. Напевы баллад очень однообразны, и аккомпанемент гусель мало их оживляет; только привыкнув к этой музыке можно её выносить. В конце каждой строфы певец испускает громкий крик, или, вернее, какой-то вопль, похожий на вой раненого волка. В горах эти крики слышны издалека, и нужно свыкнуться с ними, чтобы признать их исходящими и уст человека.

1827

Примечания

* Морлаки обитают в Далмации и говорят по-славянски и по-иллирийски. (Прим. автора.)

Комментарии

* Мать моя была морлачка из Спалатто… — Морлаки — славяне, живущие в Далматинских горах. Язык их — сербский (в авторском примечании слова и по-иллирийски основаны на недоразумении, ибо никакого «иллирийского» языка не существует. Спалатто — ныне Сплит, город в Югославии. (Прим. пер.)

Заметка об Иакинфе Маглановиче

Иакинф Магланович — едва ли не единственный из встречаавшихся мне гусляров, который сам является поэтом. Большинство из них только перепевают старые песни или, самое большее, мастерят новые из кусков старых: берут два десятка стихов из одной баллады, два десятка из другой и соединяют их плохоньким стишком собственного изготовления.

Наш поэт родился в Звониграде, как он сообщает в своей балладе «Боярышник рода Вéлико». Его отец был сапожником, и родители не особенно заботились о его образовании, так как он не умеет ни читать, ни писать. Восьми лет он был украден цыганами, которые увели его в Боснию. Там они обучили его всем своим штукам и без труда обратили в ислам, который они по большей части исповедуют¹. Аян*, иначе сказать — мэр Ливно, освободил мальчика из рук цыган и взял к себе в услужение; Иакинф прожил у него несколько лет, когда один католический монах обратил егов христианство, рискуя быть посаженным на кол в случае, если бы это открылось, ибо турки не очень-то поощряют деятельность миссионеров. Юный Иакинф без колебаний решил покинуть своего хозяина, довольно сурового, как большинство босняков. Но, убегая из дому, он решился отомстить за дурное с ним обращение. Воспользовавшись бурной ночью, он ушел из Ливно, унося с собой шубу и саблю своего хозяина, а также несколько цехинов, которые ему удалось украсть. Иакинфа сопровождал монах, вернувший его в лоно христианства и, быть может, сам уговоривший его бежать.

От Ливно до Синя в Далмации каких-нибудь двенадцать миль. Вскоре беглецы оказались под покровительством венецианских властей и в безопасности от преследований аяна. В этом городе Магланович сложил свою первую песню: он воспел свой побег в балладе, которая нашла ценителей и положила начало его известности.²

У него, однако, не было никаких средств к существованию, и к тому же он по природе своей не имел склонности к труду. Морлаки – народ гостеприимынй, и некоторое время он жил подаянием сельских жителей, отплачивая им исполнением, под аккомпанемент гусель, каких-нибудь заученных наизусть старых песен. Вскоре он сам начал сочинять песни для свадеб и похорон и семел стать столь необходдимым, что праздник был не в праздник, еслина нем не присутствовал Магланович.

Так он жил в окрестностях Синя, мало беспокоясь о своих родных, о которых ему и доныне ничего не известно, ибо он не был в Звониграде с того времени, как его похитили.

Когда он достиг двадцати пяти лет, это был красивый молодой человек, сильный и ловкий, отличный охотник, а вдобавок ко всему – прославленный поэт и музыкант; все к нему благоговолили, в особенности же девушки. Ту, которую он предпочел другим, звали Еленой; её отец был богатый морла по имени Зларинович. Иакинф легко добился её благосклонности и, согласно обычаю, похитил девушку. У него оказался соперник по имени Ульян, нечто вроде местного владетеля, которому заранее стало известно о задуманном похищении. Иллирийские нравы таковы, что отвергнутый поклонник быстро утешается и не питает враждебных чувств к счастливому сопернику. Но этот Ульян упорствовал в своей ревности и задумал помешать счастью Маглановича. В ночь похищения он явился в сопровождении двух своих слуг в тот самый момент, когда Елена уже села на лошадь, чтобы следовать за своим возлюбленным. Ульян грозным голосом закричал, чтобы они остановились. Оба соперника были вооружены. Магланович выстрелили первым и убил Ульяна. Имей он родственников, они бы стали бы на его сторону, и ему не пришлось бы покидать страну из-за таких пустяков. Но родичей у него не было, и он оказался в одиночестве против жаждущей мести семьи убитого. Поэтому он быстро принял решение и бежал с женою в горы, где присоединился к гайдукам.³

Долго жил он с ними, и однажды, в стычке с пандурами⁴, – он даже был ранен в лицо. Под конец, собрав некоторую сумму денег, насколько мне известно, не слишком честным путем, он спустился с гор накупил скота и обосновался в Котаре с женою и детьми. Дом его стоит у Смоковича, на берегу речки или горного потока, впадающего в озеро Врана. Жена и дети Маглановича заняты своими коровами и небольшой фермой. Сам же он постоянно отсутствует. Часто навещает он своих бывших приятелей гайдуков, не принимая, однакоже, участия в их опасных предприятиях.

В первый раз я встретился с ним в Заре, в 1816 году. Я был тогда великим любителем иллирийского языка, и мне очень хотелось послушать какого-нибудь известного певца. Мой друг, уважаемый воевода Никола ***, встретил в Биограде, где он всегда живет, Иакинфа Маглановича, с которым был знаком еще раньше. Зная, что тот отправляется в Зару, он дал ему для меня письмо. В этом письме говорилось, что если я хочу добиться чего-нибудь от Маглановича, мне следует его напоить, ибо он ощущает прилив вдохновения только тогда, когда хорошо выпьет.

Иакинфу было тогда около шестидесяти лет. Это высокий человек, очень крепкий и сильный для своих ет, широкоплечий и с бычьей шеей. Лицо его, покрытое темным загаром, маленькие, немного раскосые глаза, орлиный нос, довольно красный от постоянного употребления крепких напитков, длинные белоснежные усы и густые черные брови – все это создает облик, который, раз увидев, трудно забыть. Прибавьте к этому длинный шрам, пересекающий бровь и тянущийся вдоль щеки. Голову он брил, по обычаю всех почти морлаков, и носил черную барашковую шапку. Одежда его была довольно ветхая, но очень опрятная.

Войдя в комнату, он подал мне письмо воеводы и без стеснения уселся. Когда я кончил читать, он спросил меня с несколько презрительным сомнением: «Так вы говорите по-иллирийски?» Я тот часже ответил ему на этом языке, что достаточно хорошо понимаю по-иллирийски, чтобы оценить его песни, которые мне очень хвалили. «Хорошо, хорошо, – сказал он, – но я голоден и хочу пить; я буду петь, когда поем». Мы вместе пообедали. Ел он с такой жадностью, что мне казалось, будто он голодал по крайней мере четверо суток. По совету воеводы я позаботился о том, чтобы он хорошенько выпил, и мои друзья, которые, узнаво его появлении, собрались у меня, ежеминутно наполняли его стакан. Мы надеялись, что когда эти столь необычайные голод и жажда будут утолены, наш гость соблаговолит что-нибудь спеть. Однако наши расчеты не оправдались. Внезапно он встал из-за стола и, свалившись на ковер у пылавшего камина (дело было в декабре), заснул меньше чем через пять минут, да так крепко, что невозможно было его разбудить.

В другой раз я был удачливее, так как пострался напоить его в меру, чтобы он только воодушевился, и тогда он спел нам некоторые из баллад, которые помещены в этом сборнике.

В свое время у Маглановича, вероятно, был прекрасный голос; но когда мы слушали его пение, он уже немного срывался. Когда он пел под аккомпанемент гусель, глаза его разгорались и лицо принимало выражение дикой красоты, которое с удовольствием запечатлел бы на полотне художник.

Он довольно странно расстался со мною. Прожив у меня дней пять, он однажды утром вышел, и я тщетно прождал его до вечера. После я узнал, что он покинул Зару и отправился к себе домой. Но тогда же я заметил, что у меня пропала пара английских пистолетов, висевших в моей комнате. Должен прибавить, к его чести, что он мог унести также мой кошелек и золотые часы, которые стоили раз в десять дороже пистолетов.

В 1817 году я провел два дня у него в доме, где он принял меня со всеми признаками живейшей радости. Его жена, дети и внуки обнимали меня, как родного. Когда же я расстался с ними, его старший сын в течение нескольких дней был моим проводником в горах, и я так и не смог заставить его принять какое-либо вознаграждение.

Примечания

¹ Все эти подробности в 1817 году рассказал мне сам Магланович.
² Я тщетно старался разыскать эту балладу. Сам Магланович забыл её, а может быть, постеснялся исполнить передо мною свой первый поэтический опыт.
³ Нечто вроде бандитов*.
Солдаты, исполняющие полицейские обязанности. См. дальнейшие примечания.

Комментарии

* Аян — турецкое слово, имеющее более широкое значение, чем то, которое указывает Мериме; аяны — почетные граждане, знать.
* Нечто вроде бандитов. — Мериме употребляет здесь слово bandit, которое по-французски может значить и обыкновенный разбойник, бандит, и человек, который, в результате конфликта с обществом или властями, вынужден скрываться, стал изгнанником. Этим же словом bandit обозначен и «беглец» в рассказе «Маттео Фальконе».

Боярышник рода Вéлико¹

IБоярышник рода Вéлико, песня Иакинфа Маглановича, рожденного в Звониграде, искуснейшего гусляра. Слушайте все!

IIБей* Иво Велико, сын Алексы, покинул свой дом и родную землю. Набежали враги с востока, сожгли его дом и завладели всей страной.

IIIУ бея Иво Велико, сына Алексы, было двенадцать сыновей; пять из них пали у Обравского брода, пять других — на равнине Ребровья.

IVБыл у Иво Велико, сына Алексы, еще один сын, самый любимый. Враги увели его в Кремен, заточили его в темницу и замуровали дверь.

VНо бей Иво Велико, сын Алексы, не пал у Обравского брода, не пал на равнине Ребровья: слишком стар уже стал он для войны, и глаза его были слепы.

VIИ двенадцатый сын его тоже не пал у Обравского брода и не пал на равнине Ребровья: слишком молод он был для войны, молоко еще на губах не обсохло.

VIIБей Иво Велико, сын Алексы, ушел со своим сыном за желтую реку Мресвицу. Он сказал Джордже Естиваничу: «Расстели надо мной свой плащ, чтобы укрылся я под его сенью».²

VIIIРасстелил свой плащ Джордже Естиванич. Вкусил он хлеба и соли вместе с беем Иво Велико.³ И Иво он назвал сына, которого родила ему жена.⁴

IXНо Никола Яньево, и Иосиф Спалатин, и Тодор Аслар сошлись вместе на пасху в Кремени. И там была у них общая трапеза.

XСказал Никола Яньево: «Род Велико истреблен». Сказал Иосиф Спалатин: «Жив еще враг наш Иво Велико, сын Алексы».

XIСказал Федор Аслар: «Над ним Джордже Естиванич простирает свой плащ. Мирно живет он за Мресвицей с Алексой, своим последним сыном».

XIIИ сказали они все вместе: «Смерть Иво Велико и сыну его Алексе!» Взялись они за руки и пили сливовую водку⁵ из одной чарки.

XIIIНа другой день после троицы спустился Никола Яньево на равнину Ребровья. За ним шли двадцать человек с саблями и мушкетами.

XIVВ тот же день Иосиф Спалатин спустился с сорока гайдуками.⁶ Подошел к ним и Тодор Аслар, а с ним сорок всадников в черных барашковых шапках.

XVМиновали они пруд Маявода, — вода в нем черна и не водится рыб. Лошадей своих там поить они побоялись, напоили их из Мресвицы.

XVI«Что вам нужно, восточные беи? Что вам нужно в этих краях, у Джордже Естиванича? Или вы направляетесь в Сенью изъявить почтение новому подестà*».

XVII«Мы не в Сенью направляемся, сын Естивана, — отвечал Никола Яньево, — ищем мы Иво Велико и его сына. Двадцать коней турецких, если ты нам его выдашь».

XVIII«Не выдам я Иво Велико за всех турецких коней, которыми ты владеешь. Он мой гость и друг. Именем его я назвал своего единственного сына».

XIXСказал тогда Иосеф Спалатин: «Лучше выдай нам Иво Велико, а не то прольется кровь. На боевых конях мы приехали с Востока, и наши мушкеты заряжены».

XX«Не выдам я тебе Иво Велико. Если же ты хочешь, чтобы пролилась кровь, знай, что на той горе у меня есть сто двадцать всадников: стоит мне свистнуть в серебряный свисток — и они сразу же сюда спустятся».

XXIТогда Тодор Аслар, не говоря ни слова, саблей раскроил ему череп. Подошли они к самому дому Джордже Естиванича; а жена его все это видела.

XXII«Спасайся, сын Алексы! Спасайся и ты, сын Иво! Убили моего мужа восточные беи. Убьют они и вас!»
Так сказала Тереза Желина.

XXIIIНо старый бей ответил: «Я слишком стар, чтобы бегать». И он добавил: «Спасай Алексу, он последний из нашего рода».
Отвечала ему Тереза Желина: «Да, я его спасу».

XXIVУвидели Иво Велико восточные беи. «Смерть ему!» — закричали они. Пули из их мушкетов вылетели разом, и острые сабли срезали седые кудри Иво.

XXV«Скажи нам, Тереза Желина, это ли сын Иво?»⁷ Но она ответила беям: «Не проливайте невинной крови». Тогда они воскликнули: «Это сын Иво Велико!»

XXVIИосиф Спалатин хотел увести мальчика с собою, но Тодор Аслар вонзил в сердце мальчика свой ятаган.⁸ И он убил сына Джордже Естиванича, приняв его за Алексу Велико.

XXVIIПрошло десять лет, и Алекса Велико стал сильным и ловким охотником. Сказал он Терезе Желине: «Мать, почему висят на стенах эти окровавленные одежды?»⁹

XXVIII«Это — одежда отца твоего Иво Велико, который еще не отомщен; а это — одежда Джордже Естиванича, за которого нет мстителя, ибо не осталось после него сына».

XXIХПомрачнел смелый охотник. Он не пьет больше сливовой водки, закупает он в Сенье порох. Собирает гайдуков и своих всадников.

XXХНа другой день после троицы переправился он через Мресвицу и увидал черное озеро, где не водится рыба, и о застал он трех восточных беев в то время, как они пировали.

XXХI«Господари! Господари! Посмотрите, к нам скачут вооруженные всадники и гайдуки. Лоснятся их кони. Они уже переправились в брод через Мресвицу. Это Алекса Велико!»

XXХII«Лжешь ты, старый гусляр! Алекса Велико мертв, я сам заколол его кинжалом».
Тут вошел Алекса и крикнул: «Я Алекса, сын Иво!»

XXХIIIОдна пуля уложила Николу Яньево, другая — Иосифа Спалатина. А у Тодора Аслара Алекса отрезал правую руку и потом только отрубил ему голову.

XXХIV«Снимайте, снимайте со стены окровавленные одежды. Умерли восточные беи. Иво и Джордже отомщеы. Снова расцвел боярышник рода Велико, не увянет больше его стебель!»¹⁰

Примечания

¹ Это заглавие находит объяснение в последней строфе песни. По-видимому, боярышник был отличительным или геральдическим знаком рода Велико.
² То есть возьми меня под свою защиту.
³ Известно, что на Востоке два человека, вкусившие вместе хлеба и соли, тем самым уже становятся друзьями.
Дать высшее доказательство уважения к кому-либо — это пригласить его в крестные отцы своего ребенка.
Сливовица.
Гайдуками называются морлаки, живущие без крова и промышляющие разбоем. Слово гайдук значит ачальник отряда.
Чтобы стало понятнее, здесь следовало бы добавить: «…сказали они, указывая на сына Джордже Естиванича».
Длинный турецкий кинжал, слегка искривленный, острием внутрь.
Иллирийский обычай.
¹⁰ У морлаков месть считается священной обязанностью. Их любимая поговорка: «Кто за себя не мстит, тот не может очистить свою душу» — «Ко не се освети, он се не посвети». По-иллирийски тут игра слов: «освета» значит «очищение души».

Комментарии

* Бей (или бег) — турецкое слово, означающее: господин, повелитель. Этот титул присваивался соб знатным лицам — правителям областей, высшим начальникам, крупным земельным владельцам, и т.п.
* Подеста — в старину наместник, посылаемый Венецианской республикой в подвластные ей города. Встречающиеся в этой и некоторых других балладах итальянские термины и собственные имена объясняются тем, что Далмация долгое время была под влиянием Венеции и отчасти даже под властью её.

Смерть Фомы II, короля Боснии¹

Отрывок. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .
. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .

Тогда басурманы срубили им головы, посадили голову Стефана на копье, и татарин понес её к стенам, крича: «Фома, Фома, видишь голову сына? Что мы сделали с твоим сыном, то же сделаем и с тобой!»

И король разорвал свои одежды, лег на кучу золы и три дня не вкушал пищи…

Ядра так изрешетили стены крепости Ключа, что стали стены похожи на медовые соты. И никто не смел поднять голову, чтобы поглядеть вверх, столько стрел и ядер летало, убивая и раня христиан. А греки² и те, что зовут себя «угодными богу»³, изменив нам, перешли на сторону Махмуда и стали подкапываться под стены. Но неверные псы еще не решались идти на приступ, — боялись они наших остро отточенных сабель. Ночью, когда король без сна лежал в постели, некий призрак проник сквозь половицы его горницы и сказал ему:

— Стефан, узнаешь ты меня?

И король, трепеща, ответил ему:

— Да, ты отец мой Фома.

Тогда призрак простер руку и потряс окровавленными одеждами своими над головой короля. И молвил король:

— Когда же ты перестанешь мучить меня?

И призрак ответил:

— Когда ты сдашься Махмуду…

И король направился в шатер этого демона. ⁴ Тот посмотрел на него своим дурным глазом и сказал:

— Прими обрезание, или ты погибнешь.

Но король гордо ответил:

— Жил я по милости божьей христианином и умру в вере христовой.

Тогда злой басурман созвал палачей, и они схватили Фому и содрали с него кожу; и из кожи этой сделали седло. А лучники избрали тело короля мишенью для стрел, и злой смертью погиб он из-за проклятья своего отца.

Примечания

¹ Фома I, король Боснии, был в 1460 году тайно умерщвлен своими сыновьями Стефаном и Радивом. Первый из них стал царствовать под именем Стефана-Фомы II, он и является героем этой баллады. Радивой, обозленный тем, что его отстранили от престола, раскрыл преступление Стефана и своё, а затем бежал под защиту слутана Мухаммеда.
Модрушский епископ, папский легат в Боснии, убедил Фому II, что лучший способ искупить отцеубийство — это начать войну с турками. Война оказалась для христиан роковой. Мухаммед разорил королевство и осадил крепость Ключ в Хорватии, куда укрылся Фома. Находя,что военные действия недостаточно быстроприводят к цели, султан предложил Фоме заключить с ним мирпод условием, что он будет продолжать выплачивать прежнюю дань. Фома II, доведенный до крайности, согласился на эти условия и отправился в лагерь неверных. Его тотчас же схватили, и так как он отказался подвергнуться обрезанию, варварский победитель велел содрать с него живого кожу, а затем прикончить выстрелами из лука.
Песнь эта — весьма древняя, и я мог достать только этот отрывок её. В начале, повидимому, рассказывалось о битве, которая предшествовала взятию Ключа и была проиграна Стефаном, сыном Фомы II.
² Православные и католики в Боснии и Далмации ненавидят друг друга. Они обзывают друг друга паса вьера, что значит «песья вера».
³ По-иллирийски — богомилы. Так называли себя патарены. Их еретическое учение считало человека созданием дьявола, отвергало почти все библейские книги и не признавало священства.
Мухаммед II. Греки до сих пор считают его воплощением дьявола.

Видение Фомы II, короля Боснии¹

Стихотворный перевод А.С.Пушкина «Видение короля»

Песня Иакинфа МаглановичаIКороль Стефан-Фома ходит по своей горнице, ходит из угла в угол большими шагами. А воины его спят, лежа на своем оружии. Но король не может заснуть: басурманы осадили город, и слутан Махмуд хочет отрубить ему голову и послать её в большую мечеть Стамбула.

IIЧасто он подходит к окну. Высунувшись наружу, слушает, нет ли где шума. Но тихо кругом; только сова плачет над крышей дворца — знает она, что скоро в другом месте придется ей устраивать гнездо для своих птенцов.

IIIВот доносится странный шум — но то не совиный крик. Отворяются окна церкви Ключа — но осветила их не луна. То барабаны и трубы в церкви Ключа, то от света факелов ночь превратилась в день.

IVА вокруг великого короля Стефана-Фомы спят его верные слуги, и только его ухо ловит странные звуки. Он один выходит из своей палаты, сжимая в руке саблю, ибо ясно ему, что это — знамение неба.

VТвердой рукой он отпер церковные врата. Но когда увидел, что́ было на клиросе* церкви, мужество едва не изменило ему. Сжал он в левой руке ладанку чудесной силы и спокойней вошел в церковь Ключа.

VIИ странное увидел он в церкви: трупами были усеяны плиты пола, кровь текла, как текут потоки, что сбегают осенью в долины Пролога. Королю приходилось переступать через мертвых, и ноги его были по щиколотку в крови.

VIIТо лежали трупами верные его слуги, то текла кровь христианская. И холодный пот струился по спине короля, и зубы его стучали от ужаса. Посреди клироса он увидел вооруженных воинов турецких и вместе с ними проклятых отступников — богомилов.²*

VIIIА сам Махмуд стоял у оскверненного алтаря. Смотрел он своим дурным глазом, сжимая саблю, красную от крови до рукояти. Преклонял перед ним колено король Фома I,³ смиренно протягивал свой венец врагу христианского люда.

IXИ Радивой⁴ изменник тоже стоял на коленях, с тюрбаном на голове. В одной руке у него была веревка, которой удавил он отца, другая подносила к губам одежду наместника Сатаны.⁵ Он целовал её, словно раб, наказнный палкой.

XМахмуд соизволил улыбнуться; принял он королевский венец, а потом разломал его, бросил наземь, растоптал и молвил: «Радивой, ты будешь править за меня в моей Боснии. И пусть эти псы называют тебя своим беглербеем»*.⁶ Радивой же простерся у ног его и облобызал окровавленную землю.

XIИ сказал Махмуд своему визирю: «Пусть дадут Радивою кафтан.⁷ Будет этот кафтан драгоценней венецианской парчи. Содрать кожу со Стефана-Фомы и в неё облечь его брата». И визирь ему ответил: «Слушаю и повинуюсь».⁸

XIIТут почудилось доброму королю: басурманы разрывают его одежду, ятаганами надрезают кожу, тянут её пальцами и зубами. Так они содрали с него кожу до самых ногтей на пальцах ног. ⁹ Ликуя, надел её на себя Радивой.

XIIIИ воскликнул Стефан-Фома: «Праведен суд твой, боже! Ты караешь сына-отцеубийцу. Казни же его тело, как судил ты. Только смилуйся над моей душой, господи Иисусе!» Лишь призвал он силу господню — задрожала церковь, призраки исчезли, факелы внезапно погасли.

XIVКто не видел, как быстрым пролетом проноситсяв небе звезда, освещая вдалеке землю? Но огненный блеск метеора гаснет мгновенно в ночи, и еще темнее сгущается мрак: так исчезло и видение короля Стефана-Фомы.

XVОщупью добрался он до церковных врат. Воздух был чист, и луна серебрила крыши. Было тихо, и король мог подумать: в Ключе все спокойно и мирно. Но упаа перед ним бомба, ¹⁰ пущенная басурманом, и неверные пошли на приступ.

Примечания

¹ См. примечание к предыдущей балладе, в котором кратко изложены обстоятельства, приведшие боснийское королевство к гибели.
² Патарены.
³ Фома I, отец Фомы II.
Брат Фомы II, его соучастник в отцеубийстве.
Мухаммед II.
Это слово означает — владыка владык. Таков титул боснийского паши. Радивой никогда не носил его, ибо Магомет был слишком предусмотрителен, чтобы оставит в Боснии хотя быодного из потомков королевского рода.
Известно, что повелитель правоверных дарит богатый кафтан или шубу высшим сановникам, когда они вступают в должность.
Обычный ответ турецких работв, получающих приказание.
Со Стефана-Фомы была действительно живьем содрана кожа.
¹⁰ Магланович видел бомбы и мортиры, но не знал, что эти орудия разрушения были изобретены уже после смерти Мухаммеда II.

Комментарии

* Клирос — место для певчих в церкви на возвышении перед иконостасом.
* Богомилы — приверженцы уравнительной ереси, возникшей в IX в. в Болгарии и распространившейся затем в других южно-славянских землях, а также в Италии и южной Франции (где они назывались патаренами, катарами, альбигойцами). Название «богомилы» происходит от имени ревностного пропагандиста этой ереси, болгарского попа Богомила (Х в.). Богомилы осуждали имущественное неравенство, клеймили роскошь, отвергали всякую официальную иерархию, проповедовали неповиновение властям, были очень благочестивы и отличались чистотой нравов. Никакого «отступничества» и перехода на сторону турок среди них не наблюдалось.
* Беглербей (бег над бегами, или беями) — начальник начальников, в старину титул некоторых наместников турецких провинций.

Морлак в Венеции¹

Стихотворный перевод А.С. Пушкина «Влах в Венеции»

IКогда Параскева меня бросила и сидел я, печальный и без единого гроша, лукавый далматинец пришел ко мне в горы и молвил: «Поехал бы ты в этот большой город, стоящий на водах. Там цехины валяются, что камни у вас в горах.

IIВ шелк и золото одевают там солдат, жизнь у них — сплошная радость и веселье. Заработаешь в Венеции денег и вернешься к себе на родину с золотыми галунами на куртке да с ханджаром² в серебряных подвесках.

IIIТогда, Димитрий, любая девушка позовет тебя к своему окошку и любая бросит тебе цветы, когда ты настроишь свои гусли. Садись на корабль, поверь мне, поезжай в великий город — там уж верно разбогатеешь!»

IVЯ ему, пустоголовый, поверил, и вот я живу на этом каменном корабле. Только здесь мне нечем дышать, и хлеб для меня — словно яд. Не могу я ити, куда желаю, не могу делать того, что хочу. Живу как собака на привязи.

VНа родном языке заговорю я — женщины надо мной смеются. Земляки мои — горцы — разучились говорить по-нашему, позабыли старые обычаи; гибну я, засыхаю, словно дерево, пересаженное летом.

VIКогда я встречал кого в наших горах, — говорил он, бывало, с поклоном и улыбкой: «Да поможет тебе бог, сын Алексы!» Здесь же нет мне ни от кого привета, и живу я словно муравей, занесенный ветром на середину огромного озера.

Примечания

¹ Венецианская республика содержала наемное войско, так называемое славонское*. Эти отряды, весьма презираемые в Венеции, как и все, относящееся к военному делу, состояли из морлаков, далматинцев и албанцев. Сюжет этой баллады, видимо, — история молодого морлака, страдающего от несчастной любви и завербованного в минуту отчаяния.
Песня принадлежит к числу весьма древних, судя по ряду выражений, в настоящее время вышедших из употребления, смысл которых могут растолковать лишь немногие старики. Впрочем, для гусляра самое обычное дело — петь слова, которых он не в состоянии объяснить. Они в юности заучивают наизусть то, что пели их отцы, и повторяют, как попугаи, заученные. К сожалению, сейчас можно лишь весьма редко встретить иллирийских поэтов, которые никого не копируют и стараются сохранить прекрасный язык, с каждым днем все более выходящий из употребления.
² Большой нож, который заменяет кинжал.

Комментарии

*…наемное войско, так называемое славонское. — Славония — старинное название области, расположенной между Венгрией и Югословией и населенной по преимуществу хорватами.

Погребальная песня¹

Стихотворный перевод А.С.Пушкина «Погребальная песня Иакинфа Маглановича»

IПрощай, прощай, добрый путь! Нынче ночью — полнолуние, дорогу хорошо видно. Добрый путь!

IIЛучше пуля, чем лихорадка. Вольным ты жил, вольным и умер. Сын твой Иво отомстил за тебя; пятеро пали от его руки.

IIIГнали мы их от Чаплиссы до самой равнины. Ни один не смог оглянуться, чтоб еще раз увидеть нас.

IVПрощай, прощай, добрый путь! Нынче ночью — полнолуние. Дорогу хорошо видно. Добрый путь!

VПередай моему отцу, что я в добром здоровье² и рана давно не болит. Елена, моя жена, родила мальчика.

VIЯ его назвал Владин, по имени деда. Когда он вырастет, я научу его стрелять из ружья, научу быть храбрецом.

VIIСтаршую дочь мою умыкнул Хрузич, Носит она под сердцем уже шестой месяц. Надеюсь, дочка мне родит красивого сильного внука.³

VIIIТварк оставил родину, ушел в море. Нет от него известий; может, повстречаешь его там, куда ты уходишь.

IXСабля твоя с тобою, трубка набита табаком, на тебе плащ из козьей шерсти.⁴ Что еще нужно в долгий путь туда, где не страшны ни холод, ни голод?

XПрощай, прощай, добрый путь! Нынче ночью — полнолуние, дорогу хорошо видно. Добрый путь!

Примечания

¹ Песню эту сочинил Магланович для похорон гайдука или какого-нибудь родственника, повздорившего с правосудием и убитого пандурами.
² Родные и друзья умершего дают ему поручения в загробный мир.
³ Отец никогда не сердится на того, кто умыкает его дочь, если, конечно, не было насилия (см. прим. 1 к «Возлюбленной Данизича»).
Гайдука погребают с его оружием, трубкой и в одежде, которая была на нем в момент смерти.

Господарь Меркурий

IПо земле нашей ходят басурманы, похищают женщин и детей. Детей сажают они в седла перед собой, а женщин усаживают сзади, держа в зубах пальцы этих несчастных.¹

IIГосподарь Меркурий поднял свой стяг. С ним трое его племянников и тринадцать двоюродных братьев. Все они увешаны блестящим оружием, а поверх одежды у них святой крест и ладанка от злосчастья.²

IIIКогда господарь Меркурий уже сидел на коне, он сказал жене своей Ефимии, державшей его узду: «Вот, возьми янтарные четки. Если ты сохранишь мне верность, с ними ничего не случится, а если изменишь, нитка разорвется, и янтарные зерна рассыплются».³

IVОн уехал, и никто не имел от него вестей; и жена со страхом думала — он убит, арнауты* взяли его в плен увели в свою землю. Но к концу третьего месяца вернулся Спиридон Пьетрович.

VОдежда его в лохмотьях и запачкана кровью. Бьет он себя в грудь кулаками и говорит: «Брат мой двоюродный пал. Басурманы захватили нас врасплох и убили твоего мужа. Я видел, как арнаут отрубил ему голову, а сам я лишь с большим трудом спасся».

VIКриком закричала Ефимия, повалилась на землю, стала рвать на себе одежду. Но Спиридон сказал ей: «Зачем тебе так убиваться? Разве не осталось в нашей стране добрых людей?» Поднял ее, подлый, и утешил.

VIIПес Меркурия выл о господине, и конь его жалобно ржал. А Ефимия осушила слезы и в ту же ночь переспала с предателем Спиридоном. Нo довольно о вероломной жене, споем об ее муже.

VIIIМолвил король господарю Меркурию: «Поезжай в мой замок, что у Клиса,⁴ передай королеве, чтобы она ехала ко мне в лагерь». Меркурий двинулся в путь и ехал без отдыха три дня и три ночи.

IXУ Цетиньского озера он остановился, приказал своим оруженосцам раскинуть шатер и спустился к озеру напиться. А над озером словно пар клубился, и из этого тумана доносились какие-то неясные крики.

XВода волновалась и кипела, словно водоворот Емицы, когда она уходит под землю. Потом встала луна, и туман рассеялся, и вот по озеру, будто оно сковано льдом, скачет целое войско всадников-гномов.⁵

XIНо, выйдя на берег, каждый всадник со своим конем вырастали, и гномы становились ростом с дуарских горцев.⁶ Войско выстраивалось рядами и двигалось в полном порядке. Всадники мчались по равнине, кони их весело скакали.

XIIТо они становились серыми, как туман, и тогда сквозь тела их видно было траву; то их оружие начинало ярко блистать, и тогда казалось, будто они из огня. Но вот выступил из их рядов воин на вороном коне.

XIIIОн подъехал к Меркурию, гарцуя и вызывая его на битву. Когда Меркурий осенил себя крестным знамением и, пришпорив доброго коня, устремился на призрака, отпустив поводья и с копьем наперевес.

XIVВосемь раз сшибались они на всем скаку, и, ударяясь о брони, гнулись острия копий, словно лепестки ириса. Но конь призрака был сильнее, и конь Меркурия каждый раз припадал на колени.

XV«Сойдем с коней, — молвил Меркурий, — и сразимся еще раз пешими». Призрак соскочил с коня и бросился на храброго Меркурия; но хоть и был он выше и сильнее, а сразу же был свален на землю.

XVI«Меркурий, Меркурий, Меркурий, ты меня победил! — молвил призрак. — Вместо выкупа я дам тебе совет: не возвращайся в свой дом, ибо там тебя ожидает гибель». Месяц скрылся за облаком, и исчезли внезапно и призрачный всадник и войско.

XVII«Дурак, кто связывается с чертом, — молвил тогда Меркурий. — Вот я одолел беса, а какая мне от этого прибыль? Лошадь, подбившая колени, и зловещее предсказание. Ну, да оно мне не помешает возвратиться домой к Ефимии, милой моей жене».

XVIIIНочью, при лунном свете, он добрался до Погощамского⁷ кладбища. Там он увидел священников, плакальщиц и чауша*⁸ у свежей могилы. А рядом с ямой лежал мертвец; на боку у него сабля, на голове черный башлык.

XIXИ Меркурий остановил лошадь. «Чауш, — сказал он,— кого вы здесь хороните?» И чауш ответил: «Господаря Меркурия, который сегодня скончался». Засмеялся на это Меркурий. Месяц скрылся за облаком, и все сразу исчезло.

XXВернулся он в свои дом, обнял жену свою Ефимию, «Принеси мне, Ефимия,, четки, что я дал тебе в день отъезда. Этим янтарным зернам я верю больше, чем женским клятвам». Отвечала Ефимия: «Сейчас принесу».

XXIНо волшебные четки давно рассыпались, а Ефимия сделала другие, совсем похожие, пропитав их ядом. «Это не те», — сказал Меркурий. «Сосчитай хорошенько зерна, — отвечала жена, — ты ведь помнишь, что их было шестьдесят семь».

XXIIМеркурий начал считать зерна, смачивая пальцы слюной, а яд незаметно проникал в его тело. Когда он сосчитал до шестьдесят шестого зерна, то испустил глубокий вздох и мертвым упал на землю.

Примечания

¹ Этим варварским способом увода пленных особенно часто пользуются арнауты во время своих внезапных набегов. При малейшем крике своей жертвы они откусывают ей палец. Судя по этой подробности и ряду других в том же роде, я полагаю, что автор баллады имеет в виду одну из войн, которые велись древними королями Боснии против мусульман.
² Большей частью это полоски бумаги с евангельскими текстами, перемешанными с какими-то непонятными письменами, в футлярчиках красной кожи. Морлаки глубоко верят в силу этих талисманов, которые у них называются «запись».
³ На каждом шагу видишь все доказательства презрения, которое иллирийцы питают к своим женам.
Клис часто бывал резиденцией боснийских королей, владевших также значительной частью Далмации.
Рассказы о целых армиях привидений часто встречаются на Востоке. Всем известна история о том, как однажды ночью город Прага был осажден призраками, которых прогнал один ученый человек, крича: «Véselé! Véselé!»
Они славятся своим высоким ростом.
Вероятно, дом господаря Меркурия был в этом селении.
Cлово это, повидимому, заимствовано из турецкого языка; оно означает — церемониймейстер.

Комментарии

* Арнауты — турецкое название албанцев.
* Чауш — турецкое слово, означающее — распорядитель, сержант.

Храбрые гайдуки¹

Стихотворный перевод А.С. Пушкина «Гайдук Хризич»

В пещере на острых каменьях лежал храбрый гайдук Христич Младин. Рядом с ним жена его, прекрасная Катерина, у ног его двое храбрых сыновей. Третий день уже проводят они без пищи в этой пещере, ибо враги их стерегут все горные тропы, и если вздумается им поднять головы, сотня ружейных дул направляется на них. От нестерпимой жажды языки их почернели и распухли, ибо для питья у них есть лишь немного воды, застоявшейся в расщелине скалы. И все же ни один из них не посмел пожаловаться или застонать,² так как они боялись прогневить Христича Младина. Три дня миновало, и Катерина воскликнула: «Да сжалится над нами святая дева и да воздаст твоим недругам!» Она вздохнула и умерла. Христич Младин глядел на ее тело сухими глазами, но сыновья потихоньку утирали слезы, когда отец их не видел. Наступили четвертые сутки, солнце высушило воду, застоявшуюся в расщелине скалы. Тогда Христич, старший сын Младина, обезумел: он выхватил из-за пояса свой ханджар³ и смотрел на труп матери, как волк глядит на ягненка. Младший брат его Александр с ужасом взглянул на него. Выхватил и он свой ханджар и проколол себе руку. «Выпей моей крови, Христич, только не совершай преступления».⁴ Когда все мы умрем с голоду, будем выходить из могилы и сосать кровь наших врагов. И Младин вскочил и крикнул: «Дети, вставайте! Лучше добрая пуля, чем голодная смерть». Они все трое ринулись вниз, словно голодные волки. Каждый убил десятерых и получил в грудь десять пуль. Подлые враги отрезали им головы, но когда несли их, празднуя победу, то едва осмеливались на них смотреть: так боялись они Христича Младина и его сыновей.⁵

Примечания

¹ Говорят, Иакинф Магланович сложил эту прекрасную балладу, когда сам вел жизнь гайдука, то есть почти что жизнь разбойника с большой дороги.
² Гайдуки переносят физические страдания с еще большим мужеством, чем даже морлаки. Я видел, как умирал юноша, упавший со скалы; ноги были у него переломаны в пяти или шести местах. Три дня длилась его агония, и за все это время он не издал ни одной жалобы. Только раз, когда какая-то старушка, искусная, как уверяли, в хирургии, захотела приподнять его перебитые ноги, чтобы приложить к ним какое-то снадобье, я заметил, как сжались его кулаки и как ужасно сдвинулись его густые брови.
³ Большой нож, который морлаки всегда носят за поясом.
Эти слова напоминают слова бретонского оруженосца во время битвы Тридцати*: «Пей свою кровь, Бомануар!»*
Солдаты, сражающиеся с гайдуками, называются пандурами*. Они пользуются не лучшей репутацией, чем те, с кем они борются; их обвиняют в том, что они часто обворовывают путешественников, которых должны защищать. Вся страна презирает их за трусость. Бывает, что десяти или двенадцати гайдукам удается прорваться через сотню пандуров. Правда, этим несчастным нередко приходится голодать, и это возбуждает у них храбрость отчаяния.
Когда пандурам удается захватить пленного, они уводят его довольно странным способом. Разоружив гайдука, они только обрезают шнур, стягивающий его штаны, которые, таким образом, спускаются у него до колен. Понятно, что несчастному гайдуку приходится идти очень медленно, чтобы не упасть и не разбить себе нос.

Комментарии

* Битва Тридцати — сражение, имевшее место в 1351 г. близ Плоэрмеля и Бретани, между тридцатью французскими и тридцатью английскими рыцарями, закончившееся победой первых.
* Бомануар — имя предводителя французского отряа в названной битве.
*…называются пандурами. — Мериме не совсем точно объясняет слово «пандуры». На самом деле это название пеших наемных отрядов, одетых и вооруженных по турецкому образцу. Такие отряды возникли сначала в Венгрии, а затем стали появляться и в южно-славянских странах; но они применялись также и в войнах, которые велись за пределами Балканского полуострова, например, в Семилетнюю войну или в войну за испанское наследство. Характеристика, которую дальше дает пандурам Мериме, в общем правильна.

Возлюбленная Данизича

IЕвсевий подарил мне резной золотой перстень;¹ Владимир подарил мне красную шапочку² с золотыми бляхами. Но тебя, Данизич, я люблю больше всех.

IIУ Евсевия волосы черные и курчавые; Владимир лицом бел, как женщина горных селений. Но для меня, Данизич, ты прекраснее всех.

IIIЕвсевий поцеловал меня, и я улыбнулась; Владимир поцеловал меня, и его дыхание было сладким, как запах фиалки. Когда целует меня Данизич,³ сердце мое замирает от наслаждения.

IVЕвсевий знает много старых песен; Владимир хорошо играет нагуслях. Я люблю песни и гусли, но только когда играет и поет Данизич.

VЕвсевий попросил своего крестного быть его сватом; Владимир завтра пошлет к отцу моему священника⁴. Но приди под окно мое, Данизич, — и я убегу с тобой.

Примечания

¹ До замужества женщины могут получать подарки от кого угодно, и это не имеет значения. Нередко у девушки бывает пять или шесть поклонников, из которых она чуть ли не каждый день вытягивает подарки, не будучи обязанной давать им взамен что-либо, кроме надежд. Это продолжается некоторое время, после чего поклонник, которому оказывалось предпочтение, просит у нее разрешения умыкнуть ее, и она всегда сама указывает время и место похищения. Репутация девушки от этого ни в малейшей степени не страдает, и добрая половина морлакских браков заключается именно таким образом.
² Красная шапочка на голове женщины — признак девственности. Девушка, которая, согрешив, осмелилась бы публично появиться в красной шапочке, рискует тем, что священник может сорвать шапочку у нее с головы, после чего кто-либо из родственников обрезывает ей волосы в знак бесчестия.
³ Самая обычная манера приветствия. Встречаясь с мужчиной, которого она однажды уже видела, девушка целуется с ним. Когда вы просите гостеприимства у ворот чьего-нибудь дома, жена или старшая дочь хозяина принимает у вас уздечку и целует вас, как только вы спешились. Когда вас встречает таким образом девушка, это очень приятно. Но когда вас встречает замужняя женщина, это имеет свои отрицательные стороны. Надо вам знать, что, должно быть из чрезмерной скромности и в знак презрения к свету, замужняя женщина почти никогда не моет лицо; поэтому все они невыносимо грязны.
Очевидно, тоже для того, чтобы сватать ее.

Красавица Елена

Стихотворный перевод А.С. Пушкина «Феодор и Елена»

Часть перваяIСобирайтесь вокруг Иво Бьетко, все желающие послушать жалостную повесть о красавице Елене и о Тодоре Копопке, ее муже. Лучшего гусляра, чем Иво Бьетко, вы не слышали и никогда не услышите.

IIЭту повесть я слышал от деда. В дни его Тодор Конопка был смелый охотник. Он женился на красавице Елене, которая отвергла Пьеро Стамати,¹ потому что Тодор был хорош собой, а Пьеро зол и уродлив.

IIIОднажды Пьеро Стамати явился в дом Тодора Конопки. «Правда ли, Елена, что муж твой уехал в Венепию на целый год?» — «Это правда, и тоска меня снедает, что я осталась одна в этом большом доме».

IV«Не плачь, Елена, ты не одна. Найдется у тебя собеседник. Пусти меня спать с тобой, и за это я подарю тебе горсть блестящих цехинов, чтобы ты украсила ими свои черные косы».

V«Прочь от меня, негодный! …………………………………………………………………………. …………………………………..?»* — «Нет, — промолвил ей злой Стамати, — пусти меня спать с тобой, а за это я подарю тебе бархатное платье и столько цехинов, сколько поместится в моей шапке».

VI«Прочь от меня, негодный! Не то расскажу я своим братьям про твою подлость, и они с тобой покончат» …………………………………………………………………………. …………………………………..?»
А Стамати был старикашка курносый, тщедушный, Елена же сильная и высокая.

VIIИ счастье её, что она была сильная и высокая ………………………………………………………………………….
Навзничь повалился Стамати; домой он возвратился, плача, подгибая колени и шатаясь.

VIIIПошел он к нечестивому еврею и спросил у него совета, как бы лучше отомстить Елене. И еврей сказал ему: «Ищи под могильным камнем до тех пор, пока не отыщешь большую черную жабу;² положи ее в глиняный горшок и принеси мне».

IXНашел Стамати под могильным камнем большую черную жабу и принес еврею, а тот полил ей голову водою и нарек гадину Иоанном. Великий грех — назвать черную жабу именем пресвятого апостола.

XТогда они стали колоть ту жабу остриями своих ятаганов, пока не выступили из всех ранок капли сильного яда. Собрали они этот яд в склянку и опоили им жабу. A потом дали ей облизать красивое и спелое яблоко.

XIИ молвил Стамати мальчику, что был у него в услуженье: «Снеси это яблоко Елене и скажи, что прислала моя жена». Мальчик отнес яблоко, как ему велели, а красавица Елена взяла и с удовольствием съела опоганенный плод весь целиком.

XIIИ только она доела румяное и сочное яблоко, как смутно стало у нее на сердце, и показалось красавице Елене, что в чреве у нее шевелится змея.
Хотите дослушать эту повесть, дайте что-нибудь Иво Бьетко.

Часть втораяIКогда красавица Елена съела поганое яблоко, сотворила она крестное знамение, но все же у нее под сердцем продолжало что-то шевелиться. Позвала она свою сестру, и та велела ей пить молоко. Но все же Елене казалось, будто носит она под сердцем змею.

IIСтал расти у нее живот, с каждым днем раздувался он все больше и больше. И начали женщины шептаться: «Вот, Елена ходит брюхатая. Как же это с нею случилось? Ведь мужа ее нет дома. Пошел уже одиннадцатый месяц, как он уехал в Венецию».

IIIСтыдно было красавице Елене, головы она не смела поднять — не то что выйти на улицу. Днем она сидела и плакала, да и по ночам обливалась слезами. Говорила она своей сестре: «Муж вернется — что тогда со мной будет?»

IVПроведя на чужбине целый год, подумал Тодор Конопка, что пора ему возвращаться. Сел он на золоченую галеру и счастливо прибыл на родину. Друзья его и соседи вышли ему навстречу, нарядившись в свои лучшие платья.

VОн глядел и направо и налево, но не видел нигде красавицы Елены. И тогда он спросил: «Что сталось с моей женой, красавицей Еленой? Почему она не с вами?» Соседи стали улыбаться, а друзья его покраснели, но никто не ответил ни слова.³

VIОн вошел в дом свой — и видит: жена сидит на подушке. «Встань, Елена». И Елена встала. Он увидел, что она брюхата. «Что это значит, Елена? Ведь я не спал с тобой больше года».

VII«Именем пречистой девы клянусь тебе, господин мой, что я была верной женой. Но злодеи меня околдовали — и чрево мое набухло». Но ои не повсрил Елене, выхватил саблю и с размаху срубил ей голову.

VIIIУпала голова её, а он сказал: «Нет вины на ребенке, что у ней под коварным сердцем: выну его из чрева, воспитаю как своего. Посмотрю, на кого он похож, узнаю, от кого зачат, накажу злодея смертью».

VIII (вариант)⁴Упала голова ее, а он сказал: «Выну живым ребенка изпод лживого ее сердца, положу его на дороге, словно выбросив на верную гибель. Отец, наверно, за ним явится, тогда я узнаю, кем он зачат, и накажу злодея смертью».

IXРаспорол он ее белое тело и увидел вместо ребенка большую черную жабу. «Горе, горе мне! Что я сделал! — вскричал он. — Погубил я красавицу Елену, а ведь она сохранила мне верность. Но злодеи околдовали ее, опоганили черной жабой!»

XПоднял он голову своей милой жены и поцеловал ее в губы. И вдруг глаза ее открылись, холодные губы дрогнули, и сказала она: «Я невинна. Но колдуны-злодеи колдовали черною жабой и наслали на меня порчу!

XIЯ хотела остаться верной женой, и за это Пьеро Стамати с помощью злого еврея, что живет в кладбищенской долине, навел на меня порчу». Молвила, и глаза ее закрылись, и язык снова окоченел, и она навеки умолкла.

XIIРазыскал Тодор Конопка Пьеро Стамати и срубил ему голову. Убил он и злого еврея. А потом велел отслужить тридцать обеден за упокой души красавицы Елены. Да смилуется господь над ним и над всеми нами.

Примечания

¹ Итальянское имя. В морлакских повестях итальянцам часто отводится мерзкая роль. «П а с а в ь е р а» (песья вера). и «Л а ц м а н с к а в ь е р а» (итальянская вера) — два синонимичных бранных выражения.
² Во всех странах существует поверье, что жаба ядовитое животное. Из английской истории известно, что одного короля отравил монах, опоив его элем, в котором он предварительно утопил жабу.
³ Этот отрывок примечателен своей простотой и энергичной сжатостью.
Я слышал, как это место баллады пелось и на тот и на другой манер.

Комментарии

* Многоточия, которые ставит Мериме в этой балладе, сочиненной им самим, должны показывать, будто бы в славянском подлиннике здесь содержатся не вполне пристойные выражения, которые он вынужден выпустить.

О сглазе

ВведениеНа ближнем Востоке, и особенно в Далмации, распространена вера в то, что некоторые люди обладают способностью наводить порчу своим взглядом. Влияние, которое дурной глаз может оказать на человека, очень велико. Если такой человек проигрывает в карты или спотыкается о придорожный камень, это еще пустяки; бывает, что несчастный, которого сглазили, теряет сознание, заболевает и в скором времени умирает от истощения сил. Мне пришлось дважды видеть жертву сглаза. В долине Книиа к молодой девушке подходит один из тамошних жителей, чтобы спросить у нее дорогу. Она смотрит на него, издает ужасный крик и падает без чувств. Незнакомец убегает. Я находился неподалеку и, решив сперва, что он убил девушку, бросился со своим проводником к ней на помощь. Бедняжка вскоре пришла в себя и заявила нам, что у говорившего с ней человека был дурной глаз и что он ее сглазил. Она попросила нас проводить ее к священнику, который дал ей поцеловать какие-то реликвии и повесил ей на шею завернутую в шелк бумажку, на которой написаны были какие-то странные слова. После этого девушка несколько успокоилась, а через два дня, когда я уезжал, она была уж совершешю здорова.

Другой раз, в селении Погощами, я видел, как молодой человек лет двадцати пяти побледнел и упал на землю от страха при виде старого гайдука, который смотрел на него. Мне сказали, что он находится под влиянием сглаза, но что гайдук не виноват: дурной глаз у него от природы, и он сам удручен тем, что обладает такой зловредной силой. Я пожелал сам проделать опыт: заговорил с гайдуком и попросил его смотреть на меня некоторое время. Но он решительно отказывался и был по всей видимости так огорчен моей просьбой, что мне пришлось отказаться от опыта. У этого человека была отталкивающая внешность. глаза огромные и выпученные. Обычно он старался не не поднимать их, но если по рассеянности ему случалось пристально взглянуть на кого-либо, он, как меня уверяли, уже не мог отвести взгляда, пока его жертва не падала. Потерявший сознание молодой человек столь же пристально смотрел на него, отвратительно вытаращив глаза и выказывая все признаки сильнейшего страха.

Слышал я раньше о людях, у которых было по два зрачка в каждом глазу, и они-то, по мнению кумушек, рассказавших мне эту сказку, были опаснее всего.

Предохранить себя от сглаза можно разными способами, но почти все они недостаточно надежны. Кто носит на себе рога животных, кто куски коралла, напра вляя их в сторону того, у кого предполагается дурной глаз.

Говорят также, что в тот момент, когда вы замечаете, что на вас устремлен дурной глаз, надо дотронуться до железа или швырнуть несколько зерен кофе в голову того, кто на вас смотрит. Иногда можно разрушить злые чары, выстрелив в воздух из пистолета. Часто морлаки пользуются еще более верным средством: они целят из пистолета прямо в предполагаемого колдуна.

Другой способ сглаза состоит в расточении похвал человеку или предмету. Не все обладают этой опасной способностью и не всегда применяют ее по своей воле.

Нет человека, путешествовавшего п о Далмации или Боснии, который не оказался бы в таком положении, как и я. В одном селении на реке Требиньице (название я позабыл) я увидел красивого мальчика, игравшего на траве перед домом. Я приласкал его и наговорил приятных вешеи его матери, которая на меня смотрела. Мои похвалы ей, повидимому, не очень понравились, и она весьма серьезно попросила меня плюнуть в лоб ее ребенку. Я еще не знал, что этим способом можно разрушить злые чары от чрезмерных похвал, и потому, крайне удивленный этой просьбой, упорно отказывался; тогда мать позвала своего мужа, чтобы он, приставив мне пистолет к горлу, вынудил меня это сделать. Тут вмешался мой проводник, молодой гайдук. «Сударь, — сказал он, — я всегда считал вас человеком добрым и порядочным. Почему же вы отказываетесь снять порчу, которую, я уверен, вы навели, совсем того не желая?» Тогда я понял причину упорных просьб матери и немедленно удовлетворил ее желание.

Словом, для понимания нижеследующей баллады и ряда других еще надо представить себе, что иные люди наводят порчу взглядом, иные — словами и что эта пагубная способность передается от отца к сыну; наконец следует поверить тому, что зачарованные таким образом люди, в особенности же дети и женщины, чахнут и очень быстро умирают.

Максим и Зоя¹

Песня Иакинфа МаглановичаIО Максим Дубан, о Зоя, дочь Елавича! Да воздаст вам богородица за вашу любовь! Да возрадуетесь вы на небесах!

IIСолнце закатилось в море, и воевода заснул. Сладостный звон гусель раздается под окнами Зои, старшей дочери Елавича.

IIIВстает прекрасная Зоя, бежит на цыпочках к окошку, открывает его и видит: статный юноша сидит на земле и, вздыхая, играет о любви своей на гуслях.

IVВсего милее ему самые черные ночи. А при полной луне он прячется и тени, и только Зоино око может узнать его под черной овчиной.

VКто же этот юноша с таким сладким голосом? Кто может сказать? Говорит он по-нашему, хотя прибыл издалека; и никому он не ведом, одна только Зоя знает его имя.

VIНо лица его не видала даже сама Зоя: на заре он берет ружье, вскидывает на плечо и уходит далеко в леса на охоту за диким зверем.

VIIИ всегда он оттуда приносит рога горного козленка и говорит Зое: «Носи эти рожки, и пускай дева Мария охранит тебя от сглаза».

VIIIГолова eгo обернута шалью, словно он арнаут.² И заблудившийся путник, встречавший его в лесу, никогда не видел его лица под складками золотистой кисеи.

IXНо однажды ночыо Зоя сказала: «Подойди, я хочу тебя коснуться». Провела она по его лицу белой рукою, а затем дотронулась до своего лица. И тотчас же поняла: красивей лица его — нет.

XИ сказала тогда Зоя: «Наши парни мне надоели. Все они ходят за мною, но люблю я одного тебя. Приходи завтра в полдень, когда все они будут у обедни.

XIСяду я на твоего коня, примощусь у тебя за спиной, ты увезешь меня к себе, чтобы там назвать своей женой: уж давно ношу я о п а н к и*, пора мне обуться в вышитые туфли».³

XIIМолодой гусляр вздохнул и молвил: «Чего ты у меня просишь? Днем мне нельзя тебя видеть. Но спустись ко мне этой же ночью, я увезу тебя в прекрасную Книнскую долину; там и станем мы мужем и женою».

XIIIНо она ему возразила: «Нет, увези меня завтра. Я хочу забрать свои наряды, а ключ от сундука у отцa. Завтра я достану ключ и тогда поеду с тобой».

XIVВздохнул он еще раз и промолвил: «Пусть будет так, как ты хочешь». Потом он поцеловал ее; но тут запели петухи, небо порозовело, и чужеземец удалился.

XVA когда наступил полдень, оп подъехал к дому воеводы на скакуне, белом как молоко. За седлом была привязана бархатная подушка, чтоб удобнее было красавице Зое.

XVIНо голова чужеземца обернута плотной тканью, еле видны только рот да усы. А одежда сверкает золотом, пояс вышит жемчугом.⁴

XVIIЛегко вспрыгнула Зоя и уселась у него за спиной. Скакун, белый как молоко, заржал, гордясь своею ношей, и помчался во весь опор, поднимая облака пыли.

XVIII«Зоя, скажи мне, взяла ты красивый рог, что я подарил тебе?» — «Heт, — отвечала она. — На что мне такие безделушки? Я взяла одежды, шитые золотом, ожерелья свои и бляхи».

XIX«Зоя, скажи мне, взяла ты ладанку, что я подарил тебе?» — «Нет, — отвечала она — я повесила ее на шею моему младшему брату. Он болен, она ему поможет».

XXГрустно вздыхал чужеземец. И сказала прекрасная Зоя: «Вот мы уж далеко от дома. Останови же коня, сними свое покрывало. Дай, Максим, я тебя поцелую».⁶

XXIНо он ей ответил: «Нынче ночью в моем доме нам будет удобней: много там атласных подушек. Нынче ночью мы будем покоиться под шелковым пологом ложа».

XXII«Чтo же это? — сказала прекрасная Зоя. — Так-то меня любишь? Почему ты ко мне не повернешься? Почему пренебрегаешь мною? Разве есть в нашей стране девушки красивей меня?»

XXIII«О Зоя, — сказал он, — по дороге кто-нибудь пройдет, и увидит. Братья твои бросятся в погоню и вернут тебя в отцовский дом». Так говорил он Зое, подгоняя скакуна плеткой.

XXIV«Стой, Максим, стой — закричала она в ответ. — Вижу я, ты меня не любишь. Если ты ко мне не повернешься, если ты на меня не взглянешь, я соскочу с коня даже если разобьюсь насмерть при этом».

XXVТогда чужеземец одной рукой задержал коня, а другою сбросил башлык. И обернулся он, чтобы поцеловать Зою. Да спасет нас святая дева! В каждом его глазу было по два зрачка!⁶

XXVIИ взгляд его ранил смертельно! Раньше, чем губы его прижались к губам Зои, голова ее склонилась набок; побледнела прекрасная Зоя и бездыханная упала с коня.

XXVII«Проклятье отцу моему, — воскликнул Максим Дубан, — давшему мпе роковые глаза! Не хочу я больше причинять зло!» И тотчас же он выколол себе очи ханджаром.

XXVIIIОн устроил прекрасной Зое пышные похороны, а сам ушел в монастырь. Но недолго прожил он в обители, ибо скоро пришлось разрыть могилу прекрасной Зои, чтобы рядом с ней положить тело Максима.

Примечания

¹ Эта баллада может дать представление о современных вкусах. В ней имеются элементы жеманства, примешивающиеся к простоте старинных иллирийских песен. Впрочем, ее очень любят и считают одной из лучших песен Маглановича. Может быть, надо принять во внимание также и чрезвычайную склонность морлаков ко всему чудесному.
² Зимой арнауты обертывают себе уши, щеки и большую часть лба натянутым на голову башлыком, концы которого завязываются под подбородком.
³ Намек на обычай, предписывающий девушкам носить этот грубый род обуви до замужества. После свадьбы они могут носить туфли (п а ш м а и), как турецкие жеищины.
Эта часть мужской одежды украшается особенно роскошно.
Здесь мы видим, как иллирийский поэт переделывает миф об Орфее и Эвридике, хотя, я уверен, он никогда не читал Вергилия.
Вернейший признак дурного глаза.
Не следует забывать, по дурной глаз — свойство, часто передающееся по наследству.

Комментарии

* Опанки — особого рода плетеная обувь. Более подробное описание их дает са Мериме ниже, в примечании 3 к балладе «Гаданьи».

Дурной глаз

Спи, бедный малютка, спи спокойно. Святой Евсевий да сжалится над тобой!

IПроклятый чужеземец, чтоб тебя медведь разорвал, чтоб тебе жена изменила!
Спи, и т. д.

IIЛьстивыми словами хвалил он красоту моего ребенка, светлые кудри его гладил.
Спи, и т. д.

III«Голубые глазки, — говорил он, — голубые, как летнее небо». И смотрел он в голубые глазки своими серыми глазами.
Спи, и т. д.

IV«Счастлива мать этого ребенка, — говорил он, — счастлив его отец». И он хотел отнять у нас ребенка.
Спи, и т. д.

VЛасковыми словами сглазил он бедного мальчика. День за днем чахнет мое дитя.
Спи, и т. д.

VIОн хвалил голубые глазки, и вот они потускнели от его колдовских слов.
Спи, и т. д.

VIIБелокурые волосы поседели, как у стариков, — столько силы было в зловредных чарах.
Спи, и т. д.

VIIIАх, попался бы мне в руки этот проклятый чужеземец, — я б заставила его плюнуть на милый твой лобик.
Спи, и т. д.

IXМужайся, дитя, мужайся, твой дядя уехал в Старый Град; оттуда он привезет землицы с могилы святого.
Спи, и т. д.

XА двоюродный брат мой, епископ, дал мне святую ладанку; я ее повешу тебе на шею, чтобы ты скорей поправился.
Спи, и т. д.

Пламя Перрушича

Стихотворный перевод А.С. Пушкина «Янко Марнавич»

Песня Иакинфа МаглановичаIПочему бей Янко Марнавич не бывает у себя на родине? Почему блуждает он в диких горах Воргораза, не проводя двух ночей сряду под одной крышей? Преследуют ли его враги, поклялись ли они, что не примут выкупа за пролитую кровь?

IIНет. Могуч и богат бей Янко. Кто посмеет назваться его врагом? Стоит ему крикнуть — двести сабель вылетят из ножен. Но он стремится н пустынную местность; хорошо ему в горных пещерах, где скрываются гайдуки, ибо сердце он предал печали со дня смерти своего побратима.¹

IIIЧирило Перван погиб на пиру. Водка лилась рекой, и люди обезумели. Между двумя славными беями разгорелась жестокая ссора, и Янко Марнавич выстрелил в своего брата из пистолета. Но от хмеля рука его дрожала, и убил он своего побратима Чирила Первана.

IVПоклялись они в церкви Перрушича вместе и жить и умереть. Но прошло только два месяца, и лежит один из побратимов, сраженный рукою брата. И с этого дня бей Янко не пьет ни вина, ни водки, питается одними кореньями и не находит себе места, словно бык, которого преследует слепень.

VПод конец он вернулся на родину и зашел в церковь Перрушича. Целый день молился он в церкви, распростершись крестом на плитах и проливая горькие слезы. А когда наступила ночь, он возвратился в свой дом и казался спокойней, чем был раньше. Жена и дети подали ему ужин.

VIОтужинал он и улегся, позвал жену и сказал ей: «Видишь ли ты отсюда, с Пристежской горы, церковь в Перрушиче?» Посмотрела она в окно и ответила: «Морполаца окутана туманом, и того берега не видно». И бей Янко промолвил: «Хорошо, ложись со мной рядом». И стал он, лежа, молиться о душе Чирила Первана.

VIIПомолившись, он обратился к жене: «Открой еще раз окошко, посмотри в сторону Перрушича». Поднялась жена его и сказала: «На том берегу Морполацы я вижу среди тумана бледный мерцающий свет». Улыбнулся бей и промолвил: «Хорошо, ложись со мной рядом». Взял он четки и снова начал молиться.

VIIIПрочитал он молитву, снова позвал жену и сказал ей: «Параскева, открой окошко, что ты там видишь?» Встала она и сказала: «Господин мой, я вижу яркое пламя посреди реки;² оно быстро приближается к нам». Тотчас же у нее за спиной раздался глубокий вздох, и что-то упало на пол. Бей Янко лежал мертвый.

Примечания

¹ Дружба высоко чтится среди морлаков, и доныне довольно часто случается, что два человека связывают себя чем-то вроде новых братских уз. В иллирийском религиозном ритуале есть молитвы, благословляющие этот союз двух друзей, дающих клятву всю жизнь оказывать друг другу помощь и защиту. Двое мужчин, связанных этой религиозной церемонией, называются побратимы, две женщины – посестримки, то есть полубратья, полусестры*. Часто можно наблюдать случаи, когда побратимы жертвуют жизнью друг за друга: а если бы между ними возникла ссора, это было бы принято всеми с каким-то возмущением, как у нас — дурное обращение сына с отцом. Но так как морлаки очень любят крепкие напитки и и во хмелю иной раз забывают о своих обоюдных дружеских клятвах, то присутствующие всегда стараются разъединить побратимов, чтобы предупредить ссоры, всегда приводящие к роковой развязка. в стране, где все мужчины ходят вооруженными.
Я видел, как в Книне одна молодая морлачка умерла от горя, когда потеряла подругу, которая погибла, выпав из окна.
² Представление о том, что синеватый огонек, мерцающий на могилах, свидетельствует о присутствии души умершего, встречается у многих народов и очень распространено в Иллирии.
Стиль этой баллады трогателен в своей простоте, которая является качеством довольно редким в иллирийской поэзии наших дней.

Комментарии

*…полубратья, полусестры. — Мериме здесь делает ошибку, смешивая славянскую приставку «по-» (побратимы) с «полу-».

Баркаролла

IПизомбо,¹ пизомбо! Море синее, небо чистое, луна взошла, и ветер не раздувает наших парусов. Пизомбо, пизомбо!

IIПизомбо, пизомбо! Пусть каждый возьмется за весло. Если он сумеет покрыть его белой пеной, этой же ночью доберемся мы до Рагузы. Пизомбо, пизомбо!

IIIПизомбо, пизомбо! Справа берег, не теряйте его из виду. Берегитесь пиратов с их длинными ладьями, полными кетов и сабель.² Пизомбо, пизомбо!

IVПизомбо, пизомбо! Вот часовня святого Стефана, покровителя нашего судна. Великий святой Стефан,³ пошли нам ветер, мы устали грести. Пизомбо, пизомбо!

VПизомбо, пизомбо! Эх, славное судно, как оно слушается руля! Я бы не отдал его и за ту большую карраку, которой нужна целая неделя, чтобы повернуться другим бортом.⁴ Пизомбо, пизомбо!

Примечания

¹ Это слово не имеет никакого смысла. Иллирийские матросы все время повторяют его нараспев, когда гребут, чтобы придать своим движениям размеренность. У моряков всех стран есть свои особые словечки или возгласы, которыми они сопровождают все свои движения во время работы.
² Многие из этих ладей вмещают до шестидесяти человек, но они так узки, что два человека, сидящие друг против друга, чувствуют себя не вполне свободно.
³ Каждое судно, как правило, носит имя святого, являющегося патроном капитана.
Эта глупая шутка в ходу у всех приморских народов.

Битва у Зеницы Великой¹

Стихотворный перевод А.С.Пушкина «Битва у Зеницы Великой»

Великий бей Радивой повел своих храбрецов, чтобы дать басурманам битву. Когда завидели далматинцы² наши желтые шелковые стяги, закрутили они усы, заломили шапки и молвили так: «Мы тоже пойдем на басурман и головы их принесем в нашу страну». И ответил бей Радивой: «Да поможет вам бог». Переправились мы через Цетинье и стали жечь города и села этих обрезанных собак; а когда находили евреев, вешали их на деревьях.³ Беглербей выступил из Бани Луки⁴ и с ними две тысячи босняков, чтобы помериться с нами силой. Но как только блеснули на солнце их кривые сабли, как только их кони заржали на холмах Зеницы Великой, далматинцы, жалкие трусы, бросили нас и побежали. Тогда мы построились в круг, обступив со всех сторон великого бея Радивоя. «Господин, мы не покинем тебя, как эти подлые трусы. Но с помощью господа бога и святой девы мы вернемся на родину и будем рассказывать нашим детям об этой битве». А затем мы сломали ножны сабель.⁵ Каждый из наших стоил десятка басурман, и наши сабли окрасились кровью от острия и до самой рукоятки. Но когда мы уже надеялись переправиться обратно через Цетинье, налетел селихтар⁶ * Мехмет и с ним тысяча всадников. «Храбрецы мои, — молвил Радивой, — слишком много этих собак, и нам от них не уйти. Те, кто остался невредим, постарайтесь укрыться в леса; так вам удастся спастись от всадников селихтара». Когда он кончил говорить, оставалось с ним двадцать человек, но то были его родичи. И они защищали вождя своего бея, покуда их всех не перебили. А когда девятнадцать пали, самый юный, Фома, сказал бею: «Вот белоснежный конь. Он переплывет через Цетинье и доставит тебя на родину». Но бей отказался бежать, сел на землю и скрестил ноги. Тут подъехал селихтар Мехмет и отрубил ему голову.

Примечания

¹ Мне неизвестно, в какую эпоху произошло событие, послужившее сюжетом этой маленькой поэмы. Гусляр, исполнявший ее для меня, смог сообщить мне только одно — что он слышал ее от отца и что она принадлежит к числу древнейших.
² Морлаки терпеть не могут далматинцев, которые отвечают им тем же. Дальше мы увидим, что поражение автор приписывает измене далматинцев.
³ В этой стране евреев ненавидят и христиане и турки; во всех войнах те и другие поступали с ними исключительно жестоко. Они и были и доныне остались несчастными, как «летающая рыба», — пользуюсь остроумным сравнением сэра Вальтер Скотта.
Баня Лука долгое время была столицей боснийского беглербея. Теперь столица этого пашылака — Босна Серай.
Иллирийский обычай, равносильный клятве победить или умереть.
С е л и х т а р — турецкое слово, в переводе означающее меченосец. Это одна из главнейших должностей при дворе паши.

Комментарии

* Селихтар — турецкое слово, означающее — военачальник.

О вампиризме

В Иллирии, в Польше, в Венгрии, в Турции и в некоторых частях Германии вам бросили бы упрек в безверии и безнравственности, если бы вы стали публично отрицать существование вампиров.

Вампиром (по-иллирийски — в у к о д л а к) называется мертвец, выходящий, обычно по ночам, из своей могилы, чтобы мучить живых. Часто он высасывает кровь из шеи, иногда же сжимает горло и душит до полусмерти. Те, кто погибает жертвой вампира, сами становятся после смерти вампирами. Повидимому, вампиры совершенно теряют всякое чувство привязанности к близким людям, ибо установлено, что они гораздо чаще мучат своих, друзей и родственников, чем посторонних.

Некоторые полагают, что человека делает вампиром божья кара, другие — что это проклятие рок. Наиболее распространено мнение, что еретики и отлученные от церкви, которых похоронили в освященной земле, не могут найти в ней покоя и мстят живым за свою муку.

Признаки вампиризма следующие: труп сохраняется дольше, чем обычно, — тогда, когда всякое другое тело разложилось бы; кровь не свертывается, члены тела сохраняют гибкость и т. д. Говорят также, что вампиры лежат в могиле с открытыми глазами, что ногти и волосы у них растут, как у живых. Иногда их можно узнать по тому, что из могил доносятся звуки, ибо они грызут все, что их окружает, даже свое собственное тело.

Призраки эти перестают появляться, если, вскрыв их могилы, им отрубить голову и затем сжечь тело.

Самое обычное лекарство после первого нападения вампира — обмазать себе все тело и в особенности то место, из которого он сосал, кровью его жил, смешанной с землей, взятой с его могилы. Рана, которую находят на теле больного, представляет собой маленькое синеватое или красное пятнышко, похожее на след от укуса пиявки.

Вот несколько рассказов о вампирах, приведенных домом Кальме* в его «Трактате о явлениях духов и о вампирах и т. д.».

«В начале сентября в деревне Кизилова, в трех милях от Градиша, умер старик шестидесяти двух лет. Через три дня после похорон он явился ночью своему сыну и попросил, чтобы ему дали поесть; тот подал ему, он поел и исчез. Нa другой день сын рассказал соседям о случившемся. В эту ночь отец не появлялся, но на следующую он опять явился и попросил есть. Неизвестно, дал ли ему сын поесть, но наутро сына нашли мертвым в постели. В тот же день в деревне заболели пять или шесть человек, которые и умерли один за другим через несколько дней.

Местный судья или староста, будучи извещен об этом деле, сообщил о нем в Белградский суд, который прислал в деревню двух своих чиновников и палача, чтобы расследовать это дело.

Имперский чиновник, рассказавший нам об этом случае, выехал туда из Градиша, чтобы лично наблюдать явление, о котором он так часто слышал.

Были разрыты могилы всех умерших за последние шесть недель; когда дошли до могилы старика, увидели, что он лежит с открытыми глазами, с румяным лицом и дышит, как живой, хотя и недвижим, как полагается мертвецу; из чего заключили, что он явный вампир. Палач вбил ему в сердце кол. Затем зажгли костер, и труп был обращен в пепел. Ни на трупе сына, ни на трупах других умерших не обнаружили никаких признаков вампиризма.

Около пяти лет тому назад некий гайдук, житель Медрейги, по имени Арнольд Павел, был раздавлен опрокинувшейся на него телегой с сеном. Месяц спустя после его смерти четыре человека внезапно умерли, причем именно так, как, согласно местным поверьям, умирают замученные вампирами. Тогда вспомнили, что этот Арнольд Павел часто рассказывал о том, как и окрестностях Косова и на границах турецкой Сербии его мучил вампир (ибо местные люди также верят, что те, кто при жизни был пассивным вампиром, становятся после смерти активными, то есть те, кого сосал вампир, сами начинают сосать), но что он излечился, поев земли с могилы вампира и натершись его кровью. Эта предосторожность, однако, не помешала ему самому стать после смерти вампиром, ибо когда, через сорок дней после погребения, его вырыли, то нашли на нем все признаки самого явного вампира. Лицо его было румяно, волосы, ногти и борода отросли, а жилы были полны свежей кровью, вытекавшей из всех частей его тела на саван, в который он был завернут. Хаднаджи* или местный староста, в присутствии которого была разрыта могила, человек весьма сведущий в вампиризме, приказал, согласно обычаю, воткнуть в сердце покойного Арнольда Павла острый кол, пронзивший его тело насквозь; говорят, что при этом он испустил ужасный вопль, как если бы был живой. После этого ему отрубили голову и сожгли труп. Затем то же самое проделали с трупами четырех людей, после него умерших от вампиризма, для того чтобы они в свою очередь не умертвили других.

Однако, несмотря на все эти предосторожности, в конце прошлого года, то есть спустя пять лет, эти прискорбные явления снова повторились, и несколько жителей той же деревни трагически погибли. На протяжении трех месяцев семнадцать человек обоего пола и разного возраста умерли от вампиризма, причем некоторые из них совсем не болели, а другие мучились два или три дня. Передают между прочим, что некая Станоска, дочь гайдука Иотвильцо, легшая спать совершенно здоровой, среди ночи проснулась, дрожа и издавая ужасные вопли; она утверждала, что сын гайдука Милло, умерший девять недель назад, чуть не задушил ее во время сна. С тех пор она стала чахнуть и через три дня умерла. То, что девушка сказала о сыне Милло, сразу же заставило признать его вампиром; его вырыли из земли и обнаружили, что так оно и есть. Местные власти, лекари и врачи стали расследовать, каким образом вампиризм мог возродиться, после того как несколько лет назад были приняты такие меры предосторожности.

Наконец, после долгих поисков, было установлено, что покойный Арнольд Павел убил не только четырех человек, о которых мы говорили, но также несколько животных, мяса которых отведали новые вампиры, и между ними сын Милло. На основании этих данных было решено вырыть всех тех, кто умер недавно, и соответственно поступить с ними. Из примерно сорока вырытых трупов на семнадцати были обнаружены самые явные признаки вампиризма. Поэтому всем им пронзили сердца и отрубили головы, а затем их тела были сожжены, и пепел брошен в реку.

Все это расследование и все мероприятия, о которых мы сейчас говорили, были произведены с соблюдением всех правил и в надлежащей форме и засвидетельствованы многими офицерами местных гарнизонов, главными полковыми врачами и наиболее почтенными из местных жителей. Протокол был в конце января этого года представлен императорскому военному совету в Вене, который назначил военную комиссию для проверки означенных фактов» (Д. Кальме, т. I I).

Я закончу рассказом об одном происшествии в том же роде, свидетелем которого я сам был; предоставлю судить о нем читателям.

В 181б году я предпринял экскурсию пешком в Воргораз и остановился в деревушке Варбоска. Мой хозяин был довольно состоятельный для этой местности морлак по имени Вук Польонович, человек весьма гостеприимный и любящий выпить. Жена его была молода и еще хороша собой, а шестнадцатилетняя дочь просто очаровательна. Мне захотелось прожить несколько дней у него в доме, чтобы зарисовать древние развалины, находившиеся по соседству с деревней. Но за деньги получить комнату было невозможно, и мне пришлось остаться у него на положении гостя. Это обязывало меня проявлять благодарность, довольно тягостную, ибо мне приходилось выпивать с моим другом Польоновичем до тех пор, пока он не благоволил подняться из-за стола. Всякий, кто обедал в обществе морлака, поймет всю трудность моего положения.

Однажды вечером, примерно через час после того, как обе женщины оставили нac, в то время как я, чтобы не пить вино, пел моему хозяину песни его родины, до нас донеслись из спальни ужасные вопли. Обычно в доме бывает только одна спальня, где спят все. Схватив оружие, мы бросились туда и увидели ужасное зрелище. Бледная и растрепанная мать поддерживала свою потерявшую сознание дочь, которая была еще бледнее ее и лежала на охапке соломы, служившей ей постелью. Мать кричала: «Вампир! Вампир! Моя бедная дочь умерла1» Общими усилиями мы привели в чувство несчастную Каву. По ее словам, она видела, как открылось окно и какой-то бледный, закутанный в саван человек набросился ыа нее и укусил, пытаясь задушить. Когда она стала кричать, призрак обратился в бегство, а она лишилась чувств. Однако ей показалось, что в вампире она узнает одного из местных жителей по имею и Вечнаный, умершего две недели тому назад. На шее у нee было небольшое красное пятнышко; но я не знаю, не была ли это родинка или, может быть, во время кошмара ее укусило какое-нибудь насекомое.

Когда я осторожно высказал такое предположение, отец резко отверг его. Девушка плакала и ломала руки, беспрерывно повторяя: «Увы! Умереть такой молодой, еще до замужества!» А мать осыпала меня бранью, называя нечестивцем, и утверждала, что собственными глазами видела вампира и узнала Вечнаного. Я решил молчать.

Вскоре на шею Кавы повешены были все ладанки, какие только нашлись в доме и во всей деревне, а eё отец клялся, что завтра же он выроет труп Вечнаного и сожжет его в присутствии всех его родичей. Так прошла ночь, и успокоить иx пе было никакой возможности.

На рассвете вся деревья пришла в движение. Мужчины вооружились ружьями и хаиджарами; женщины несли раскаленное железо; дети — камни и палки. Все отправились иа кладбище, крича и осыпая бранью покойника. С большим трудом удалось мне пробиться через эту остервенелую толпу и стать около могилы.

Тело вырывали долго. Все хотели принять в этом участие и мешали друг другу. Не обошлось бы без несчастныx случаев, если бы не вмешались старики, которые велели, чтобы извлечением трупа занялись только двое мужчин. В тот момент, когда снимали простыню, покрывавшую тело, раздался пронзительный вопль, от которого волосы встали у меня на голове дыбом. Это кричала женщина, стоявшая рядом со мною: «Вампир! Его не тронули черви!» Возглас этот был повторен сотнею уст.

Двадцать одновременных ружейных выстрелов, сделанных в упор, раздробили голову трупа, а отец и родичи Кавы принялись, кроме того, наносить ему удары своими длинными ножами. Женщины пропитывали тряпки красной жидкостью, струившейся из искромсанного тела, чтобы обмазать ею шею больной.

Тем временем несколько молодых людей вытащили труп из могилы и, хотя он был изуродован ножами и пулями, из предосторожности крепко привязали его к еловому бревну и в сопровождении детворы поволокли к маленькому фруктовому садику перед домом Польоновича, где были уже заранее приготовлены вязанки хвороста с соломой. Развели костер, бросили труп в огонь, и вся толпа принялась плясать вокруг него, стараясь кричать как можно громче и все время подбрасывая топливо. От костра распространялось зловоние, вскоре заставившее меня уйти и вернуться к моему хозяину.

Дом был полон народу; мужчины курили трубки; женщины говорили все сразу и осыпали вопросами больную, которая, все еще очень бледная, едва им отвечала. Шея ее была обернута тряпками, вымазанными красной зловонной жидкостью, которую они принимали за кровь и которая представляла ужасающий контраст с полуобнаженной грудью и плечами бедной Кавы.

Мало-помалу толпа разошлась, и из чужих в доме остался один я. Болезнь оказалась длительной. Кава очень боялась наступления ночи и все время требовала, чтобы кто-нибудь бодрствовал около ее постели. Так как родителям ее, устававшим от дневной работы, тяжело было не спать по ночам, я предложил свои услуги, и они были с благодарностью приняты. Я знал, что, по понятиям морлаков, в моем предложении не было ничего неприличного.

Никогда не забуду я ночей, проведенных подле этой несчастной девушки. Она вздрагивала от треска половицы, от свиста ветра, от малейшего шума. Когда ей удавалось задремать, ее мучили ужасные видения, и часто она внезапно с криком просыпалась. Ее воображение было поражено привидевшимся ей сном, а местные кумушки окончательно свели его с ума страшными рассказами. Часто, чувствуя, что у нее слипаются глаза, она говорила мне: «Не засыпай, прошу тебя. Держи в одной руке четки, а в другой ханджар. Стереги меня хорошенько». Иногда же она не соглашалась засыпать иначе, как крепко держа обеими руками мою руку, и так сжимала ее, что на ней долго оставались следы ее пальцев.

Ничто не могло отвлечь ее от преследовавших ее мрачных мыслей. Она ужасно боялась смерти и, несмотря на все наши попытки утешить и успокоить ее, считала себя безвозвратно погибшей. За несколько дней она ужасно похудела, губы ее совсем побелели, а большие черные глаза казались еще более блестящими, чем обычно; на нее действительно было жутко глядеть.

Я попытался подействовать на ее воображение, притворившись, что разделяю ее мысли. К несчастью, я не мог рассчитывать на ее доверие, так как вначале смеялся над ее легковерием. Я сказал ей, что у себя на родине изучил белую магию, что мне известно очень могущественное заклинание против злых духов и что, если она хочет, я произнесу его на свой риск и страх из любви к ней.

Сперва, по душевной доброте, она побоялась, как бы это не поссорило меня с господом богом. Но вскоре страх смерти пересилил эти опасения, и она попросила меня испытать мое заклинание. Я знал наизусть несколько французских стихов из Расина; я прочел их громким голосом перед бедной девушкой, которой казалось, что она слышит язык дьявола. Затем я стал растирать ее шею на все лады и сделал вид, что извлекал оттуда маленький красный агат, который предварительно спрятал у себя между пальцами.

После этого я с серьезным видом уверил ее, что вынул камень у пей из шеи и что теперь она спасена. Но она грустно поглядела на меня и сказала: «Ты меня обманываешь. Этот камешек был у тебя в маленькой коробочке, и сама видела. Ты не волшебник». Таким образом, моя хитрость принесла ей больше вреда, чем пользы. С этого момента девушке делалось все хуже и хуже.

В ночь перед смертью она сказала: «Я сама виновата, что умираю. Один человек (она назвала мне одного парня из ее деревни) хотел умыкнуть меня. Я не захотела и потребовала от него серебряную цепочку за согласие бежать с ним. Он поехал в Мкараску, чтобы купить ее, а в это время явился вампир. Впрочем, — прибавила она, — если бы меня не было дома, он, может быть, убил бы мою мать. Так все-таки лучше».

Наутро она позвала отца и заставила его обещать, что после ее смерти он сам перережет ей горло и поджилки, дабы она в свою очередь не стала вампиром; она ни за что не соглашалась, чтобы это бесполезное надругательство над ее телом произвел кто-нибудь другой. Затем она поцеловала мать и попросила ее освятить четки у могилы одного святого, неподалеку от деревни, и принести их ей освященными. Меня тронула деликатность этой крестьянки, которая нашла предлог, чтобы помешать матери присутствовать при ее последних минутах. Меня она заставила снять с ее шеи одну ладанку. «Возьми ее, — сказала она,— я надеюсь, что она больше тебе пригодится, чем мне». Затем она с благоговением причастилась. Через два или три часа после этого ее дыхание участилось, и глаза уставились в одну точку. Вдруг она схватила руку отца и сделала движение словно для того, чтобы броситься ему на грудь; ее жизнь пресеклась. Она проболела одиннадцать дней.

Через несколько часов я уехал из этой деревни, от всей души посылая к чертям вампиров, призраков и всех тех, кто о них рассказывает.

Комментарии

* Кальме — ученый французский монах-бенедиктинец (1672-1757). Частица «дом» (от лат. dominus — господин) нередко ставится перед именами католических монахов.
* Хаднаджи — турецкое слово, означающее — староста.

Прекрасная Софья¹

Лирическая сцена*ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА
Нéчифор.
Бей Мойна.
Отшельник.
Кум.²
Софья.
Хор юношей.
Хор сватов.³
Хор девушек.

IЮношиЮноши Врачина, седлайте вороных коней, надевайте вышитые чепраки на вороных коней. Одевайтесь нынче в новое платье, каждый нынче должен нарядиться, взять ятаган свой с серебряной рукояткой и пистолеты, украшенные филигранью. Не сегодня ли богатый бей Мойна женится на прекрасной Софье?

IIНéчифорМать моя, мать! Оседлана ли моя вороная кобыла? Мать моя, мать! Ржет моя вороная кобыла. Дай мне золоченые пистолеты, что я отнял у одного бим-баши*. Дай мне ятаган с серебряной рукояткой. Слушай, матушка! У меня в шелковом кошельке осталось десять цехинов; я хочу их бросить музыкантам на свадьбе. Не сегодня ли богатый бей Мойна женится нa прекрасной Софье?

IIIСватыО Софья, надевай свою красную фату, свадебный поезд приближается. Слышишь, как они стреляют в твою честь из пистолетов?⁴ Музыкантши, спойте нам песню об Иво Валачано и прекрасной Агате. Вы, старики, играйте гуслях. Ты, Софья, бери решето, кидай орехи.⁵ Пусть у тебя родится столько же сыновей! Богатый бей Мойна женится на прекрасной Софье.

IVСофьяИди справа от меня, матушка; иди слева, сестрица. Старший братец, веди под уздцы коня; младший братец держи наспинный ремень. — Кто этот бледный юноша на вороной кобыле? Почему он сторонится молодых сватов? Ах, я узнаю Нечифора: не вышло бы какой беды. Нечифор полюбил меня еще раньше, чем богатый бей Мойна.

VНечифорПойте, музыкантши, пойте, словно стрекозы! Есть у меня десять золотых червонцев: пять я дам музыкантшам, пять — гуслярам. — О бей Мойна, почему ты глядишь на меня со страхом? Разве не тебя полюбила красавица Софья? Разве у тебя не столько цехинов, сколько седых волос в бороде? Не для тебя приготовлены мои пистолеты. Но, но! Черная кобыла, скачи в долину скорби. Я сниму с тебя нынче вечером седло и уздечку. Нынче вечером ты станешь свободной, не будет у тебя больше хозяина.

VIДевушкиСофья, Софья, да благословят тебя все святые! Бей Мойна, да благословят тебя все святые! Народить вам двенадцать сыновей, светлокудрых красавцев, смелых и отважных! Солнце садится, бей тебя поджидает под войлочным пологом своего шатра. Спеши, Софья, прощайся с родимой матушкой, следуй за кумом. Нынче вечером ты будешь покоиться на шелковых подушках; ты — супруга богатого бея Мойна.

VIIОтшельникКто смеет стрелять подле моей кельи? Кто смеет убивать ланей, которых охраняет святой Златоуст и его отшельник? Но не лань убита этим выстрелом. Человек пал от этой пули, и вот его вороная кобыла бегает на воле. Да смилостивится господь над твоей душой, бедный путники Я тебе вырою могилу на песчаном берегу потока.

VIIIСофьяО господин мой, руки твои — ледяные! О господин мой, волосы твои влажны! Дрожу я втвоей постели под твоими персидскими покрывалами. Поистине, господин мой, тело твое — как лед. Холодно мне, дрожу я и трепещу. Ледяным потом покрыты все мои члены. Ах, да сжалится надо мной богородица пресвятая! Чую, близка моя смерть.

IXБей МойнаГде же она, моя любимая, где прекрасная Софья? Почему она не приходит под войлочный полог шатра? Рабы, ступайте за ней и скажите музыкантшам, чтобы они громче играли. Завтра я брошу им орехов и золотых червонцев. Пусть моя мать передаст прекрасную Софию куму! Давно уж я жду ее в своем свадебном шатре!

XКумБлагородные сваты, пусть каждый наполнит свою чару, пусть каждый ее осушит! Невеста забрала наши цехины, стащила наши серебряные цепочки. А мы еи в отместку не оставим в их доме пи кружки водки. Новобрачные удалились к себе. Я развязал пояс супруга. Будем же веселиться! Прекрасная Софья выходит замуж за богатого бея Мойна.

XIСофьяГосподин мой, чем я провинилась? За что ты сдавил так мою грудь? Словно мертвое тело навалилось на меня свинцовой тяжестью. Богородица пресвятая! Горло мне сжато; мне чудится, я задыхаюсь. О подруги, помогите мне! Душит меня бей Мойна! Матушка, матушка, помоги мне! Прокусил он мне жилу на шее и сосет мою кровь!

Примечания

¹ Эта баллада, очень старинная и имеющая драматическую форму, редко встречающуюся в иллирийской поэзии, считается образцом хорошего стиля у морлакских гусляров. Говорят, что основанием для нее послужило истинное происшествие, и в долине Синя до сих пор еще показывают старинную могилу, в которой покоятся Софья и бей Мойна.
² Кум — это крестный отец одного из молодых. Он сопровождает их в церковь и следует за ними до спальни, где развязывает пояс новобрачному, который, согласно старинному суеверию, не должен ничего разрезывать, связывать или развязывать. Кум имеет даже право потребовать, чтобы супругов раздели в его присутствии. Когда, по его мнению, брак уже совершился, он стреляет в воздух из пистолета, и вслед за тем все сваты начинают издавать радостные крики и стрелять в воздух.
³ Это члены обоих семейств, собравшихся на свадьбу. Глава одной из семей является как бы старшиной сватов и называется с т а р и с в а т. Двое молодых людей, называемых д и в е р и, сопровождают невесту и покидают ее лишь тогда, когда кум передает ее мужу.
Во время пути невесты сваты все время стреляют из пистолетов — таков обычный аккомпанемент всех праздников — и издают ужасные вопли. Прибавьте к этому гусляров и музыкантш, которые поют эпиталамы, зачастую импровизированные, и вы получите представление о невероятном шуме, которым сопровождается морлакская свадьба.
Входя в дом мужа, невеста получает из рук свекрови или одной из родственниц (со стороны мужа) полное решето орехов; она кидает их через голову и затем целует порог дома.
Женщина получает в приданое только одежду и иногда еще корову; но она имеет право требовать подарков у каждого из сватов, а кроме того, ей принадлежит все, . что она сумеет у них стащить. В 1812 году я утратил таким образом прекрасные часы; к счастью, невеста не знала их цены, и я смог выкупить их за два цехина.

Комментарии

* Диверь (то же слово, что русское «деверь») — брат мужа или замещающий его на свадьбе.

Комментарии

* Лирическая сцена. — Лирическая в старом значении — с музыкой и пением.
* Бим-баши — турецкое слово, означающее — начальник тысячи.

Ивко

Стихотворный перевод А.С.Пушкина «Вурдалак»

IВозвращался Ивко ночью из города, а дорога проходила через кладбище. Был он изрядным трусом — хуже бабы — и дрожал точно в лихорадке.

IIДошел Ивко до погоста, стал поглядывать направо, налево, и послышалось ему, будто поблизости кто-то грызет. Сразу же пришло ему в голову: брукалак¹ ест в своей могиле.

III«Горе мне, горе! — сказал он. — Пропала моя головушка! Как только он меня завидит, сразу же захочет сожрать, я ведь такой жирный! Надо бы мне поесть землицы с его могилы,² а не то наверняка погибну».

IVОн нагнулся, чтобы взять земли. А на могиле собака грызла баранью кость. Показалось ей, хочет Ивко отнять нее косточку. Кинулась она на него и до крови прокусила ему ногу.

Примечания

¹ Нечто вроде вампира (см. заметку: О вампиризме).
² Этим предохранительным средством пользуются очень часто. Считается, что оно очень помогает.

Импровизация Иакинфа Маглановича¹

IЧужеземец, чего ты просишь у старого гусляра? Чего ты хочешь от старика Маглановича? Или ты не видишь, что усы его поседели? Или не видишь, что высохшие руки его дрожат? Как он сможет, больной старик, извлечь хоть один звук из своих гусель, таких же старых, как сам он?

IIЧерными были когда-то усы Иакинфа Маглановича. Умела его рука метко наводить пистолет. Окружали его парни и девушки, разевавшие от восторга рты, когда соглашался он сидеть за столом на пиру и играть на звонких своих гуслях.

IIIДля того ли я стану петь, чтобы молодые гусляры смеялись промеж собой: помер, мол, Иакинф Магланович, гусли его фальшивят, и сам не знает что болтает дряхлый старик? Пусть уступит он место другим, кто поискусней его, услаждать ночные часы своими песнями, чтобы время летело незаметно.

IVНу что ж! Идите сюда, молодые гусляры, послушаем ваши мелодичные песни. Старик Магланович бросает вам вызов. На состязаниях он побеждал ваших отцов, одолеет и вас. Ибо Иакинф Магланович подобен развалинам старых замков…² Разве новые дома лучше их?

VГусли Иакинфа Маглановича так же стары, как он сам; еще ни разу они себя не опозорили, подыгрывая плохому певцу. Когда умрет старый певец, кто осмелится взять его гусли, кто решится на них играть? Воина хоронят с его саблей: Магланович ляжет в могилу с гуслями на груди.

Примечания

¹ Все заставляет думать, что эта песня действительно представляет собой импровизацию. Среди своих соотечественников Магланович пользовался большой славой как импровизатор. По словам знатоков, этот его экспромт — один из самых удачных.
² Намек на древние сооружения, величавые развалины которых попадаются там на каждом шагу.

Константин Якубович

Стихотворный перевод А.С.Пушкина «Марко Якубович»

IКонстантин Якубович сидел на скамье у дверей своего дома. Сын перед ним резвился, играя с его саблей. Жена его Мильяда сидела на корточках у его ног.¹ Вышел из лесу чужеземец, приблизился и подал ему руку.

IIЛицо у него молодое, по волосы уже поседели, глаза потускнели, щеки ввалились, и он шатается на ходу. «Брат, — говорит он Константину, — меня томит жажда; дай испить». Поднялась тотчас же Мильяда, принесла ему водки и молока.

III«Скажи, брат, что это там за холмик с зелеными деревьями?» — «Видно, ты никогда здесь не был, — ответил Константин Якубович. — Это кладбище нашего рода».— «Значит, там вы и положите меня на покой, ибо жить мне осталось недолго».

IVРазвязал он свой алый широкий пояс — и открылась кровавая рана. «Со вчерашнего дня уже грудь мою разрывает пуля собаки басурмана: нет мне ни жизни, ни смерти». Мильяда его поддержала, и Константин осмотрел рану.

V«Горькой была моя жизнь, горькой будет и кончина. Но пускай меня похоронят на вершине того холма, под солнышком. Был я великий воин в дни, когда легкой казалась руке моей любая сабля».

VIНа губах его заиграла улыбка, глаза вышли из орбит; и вдруг голова склонилась набок. Мильяда крикнула мужу: Константин, помоги мне, этот чужеземец слишком тяжел, одной мне держать его трудно». Понял тогда Константин, что чужеземец умер.

VIIПоложил он его на лошадь и отвез на кладбище, не подумав о том, что телу иноверца-грека не годится лежать в земле, освященной по латинскому обряду.² Вырыли они могилу на хорошем солнечном месте и похоронили чужеземца, положив с ним ханджар и саблю, как хоронят доброго воина.

VIIIНо прошла неделя — и заболел у Константина ребенок: губы его побелели, и от слабости он едва мог ходить. Печальный, лежал он на циновке, а раньше так любил бегать и резвиться. Но волею провидения пришел к Константину отшельник, который жил по соседству.

IX«Не простая болезнь у твоего сына. Видишь красное пятно на его белой шейке? Это укус вампира». Положил он в мешок свои книги, пошел на кладбище и велел разрыть могилу, в которой похоронили чужеземца.

XA тот лежал румяный и свежий, борода его отросла, ногти стали длинные и заострились, как птичьи когти. Рот был кроваво-красный, и могила полна крови. Константин поднял острый кол, чтобы пронзить ему сердце. Но мертвец закричал и убежал в лес.

XIДаже конь быстрее не мчится, когда стремя режет ему бока.³ Чудовищный призрак бежал так, что сгибались молодые деревья, а большие ветки ломались, словно стали хрупкими от мороза.

XIIВзял отшельник из ямы земли, смешанной с кровью, и натер ею тело ребенка. То же самое сделали Константин и Мильяда. А вечером они сказали: «В этот час умер злой чужеземец». И когда они говорили, собака завыла и спряталась в ногах своего хозяина.

XIIIРаспахнулась дверь и, нагнувшись, вошел в горницу великан. Сел он, скрестив ноги, и голова его касалась потолка. Он смотрел, улыбаясь, на Константина, а тот глядел на вампира, околдованный его взглядом.

XIVНо отшельник раскрыл книгу и бросил в огонь веточку розмарина. Потом он дунул на пламя и, направив на призрака дым, заклял вампира именем Иисуса. Вскоре вампир задрожал и бросился к двери, словно затравленный волк.

XVНа вторые сутки, в тот же час, снова завыла собака. Вошел человек и сел. Ростом он был как бравый рекрут, и в упор смотрел он на Константина, чтоб околдовать его взглядом. Но заклял его отшельник, и вампир убрался восвояси.

XVIА на третьи сутки в горницу вошел маленький карлик, который мог бы сидеть верхом на крысе. Все же горели глаза его словно факелы, и зловещим был взгляд. Но отшельник в третий раз прочитал заклятья, и он исчез навсегда.

Примечания

¹ В морлакских семьях муж спит на кровати, если таковая имеется, а жена на полу. Это одно из доказательств того презрения, с которым относятся в этой стране к женщинам. Муж никогда не упоминает имени своей жены перед чужими, не извинившись: «Да простите, моя жена».
² Православный, похороненный на католическом кладбище, становится вампиром, и наоборот.
³ Турецкие стремена плоски похожи на башмаки и остры по краям, служа таким образом шпорами.

Экспромт¹

Снег на вершине Пролога не белее, чем твоя грудь. Безоблачное небо нее синее твоих глаз. Золото твоего ожерелья не так сверкает, как твои косы, и лебяжий пух не так нежен на ощупь, как они. Когда ты открываешь рот, я вижу, что зубы твои подобны миндалинам без кожуры. Счастлив твой муж! Народи ему сыновей, похожих на тебя!

Примечания

¹ Этот экспромт был сочинен по моей просьбе старым морлаком в честь одной англичанки, посетившей Трогире в 1816 году. В книге полковника барона фон Мейендорфа, где описывается его путешествие в Бухару, я нашел песню киргизской девушки, очень похожую на эту. Позволяю себе привести ее здесь.

Киргизская песняВидишь снег? Тело мое белей его. Видишь на снегу кровь зарезанного барана? Щеки мои алей ее. Взойди на эту гору, ты найдешь там обгорелый ствол дерева; но косы мои черней его. Около султана всегда есть муллы, которые много пишут, но мои брови черней их чернил.

Вампир¹

IВ болотах Ставилы у ручья лежит на спине мертвец. Это проклятый венецианец, который обманул Марию, который сжег наши дома. Пуля пробила ему горло, ятаган пронзил его сердце; но уже три дня лежит он на земле, и из ран его все еще течет алая и горячая кровь.

IIГлаза его потускнели, но они глядят вверх. Горе тому, кто пройдет мимо этого трупа! Ибо кто может противиться его очаровывающему взгляду? Растут у него и ногти и борода.² В страхе улетают от него вороны, хоть обсели они храбрых гайдуков, лежащих тут же кругом.

IIIУлыбаются окровавленные губы, словно у спящего человека, мучимого нечистой страстью. Подойди, Мария, и посмотри на него, ради кого ты отвергла свой дом и семью! Если посмеешь, поцелуй эти бледные окровавленные губы, которые лгали так умело. Много слез из-за него было пролито при его жизни. Еще больше прольется после его смерти………………………………………………………………..

Примечания

¹ Этот отрывок баллады интересен прекрасным описанием вампира. И подимому, он связан с одной из мелких войн, которые вели гайдуки с венецианским подестой.
² Явные признаки вампиризма.

Ссора Лепы и Черногора¹

IДа будет проклят Остоич! Да будет проклят и Николо Дзиани, Николо Дзиани с дурным глазом! Пусть изменят им жены, и пусть дети их будут уродами! Пусть погибнут они как подлые трусы! Погубили они двух славных вождей…………………………………………………….

IIКто умеет читать и писать, кто любит сиднем сидеть, пусть торгует в городе тканями. У кого смелое сердце, пусть берет острую саблю и идет на войну. На войне богатеет молодежь…

IIIО Лепа! О Черногор| Поднимается ветер, ставьте все паруса. Святая дева и святой Евсевий охраняют ваши легкие ладьи. Ладьи ваши — словно два орла, что спустились с черной горы похищать в долине ягнят.

IVЛепа доблестен в битве, Черногор тоже храбрый воин. Отнимают они драгоценности в городах у богатых бездельников. Но щедры они с гуслярами, как подобает храбрецам, и много жертвуют беднякам.²

VЗато им и отдали сердце первейшие из красавиц. Лепа женился на прекрасной Ефимии, Черногор женился на свет локудрой Настасье. Возвращаясь из морского похода, призывали они искусных гусляров и веселились, попивая вино и водку.

VIЗахватили одни однажды богатую ладью, вытащили ее на берег и нашли в ней прекрасную парчовую одежду.³ Верно, прежний владелец жалел о такой потере. Но из-за этой богатой ткани едва не вышло большой беды, ибо Лепе она приглянулась и Черногору тоже.

VII«Первым я ступил на эту ладью, — сказал Лепа.— Я возьму парчовую одежду для жены моей Ефимии». Но Черногор ему ответил: «Нет, забирай все остальное, а в это платье я наряжу мою жену Настасью». И оба они вцепились в платье и стали тянуть к себе, так что оно едва не порвалось.

VIIIЧерногор побледнел от гнева. «Ко мне, мои молодцы! Помогите мне взять одежду!» Выхватил он пистолет, но не попал в Лепу, а убил его оруженосца.⁴ Тотчас сабли вытели из ножен: страшно было смотреть на это дело, страшно о нем и рассказывать.

IXТогда старый гусляр бросился между ними. «Стойте, — крикнул он — разве можно затевать братоубийство из-за парчовой одежды ?» Схватил он ее и разорвал на куски. Первым вложил свою саблю в ножны Лепа, а за ним то же сделал и Черногор. Но искоса глядел он на Лепу, ибо с его стороны пало одним воином больше.

XНе пожали они друг другу руки, как делали это обычно, но разошлись, полные гнева и помышляя о мести. Лепа ушел в горы, Черногор двинулся вдоль побережья. И Лепа думал про себя: «Он убил моего любимого оруженосца, который разжигал мою трубку. Но он за это поплатится.

XIЯ приду в его дом, возьму его любимую жену и продам ее туркам, чтобы он никогда ее больше не увидел». Взял он двенадцать дружинников и пошел к дому Черногора. Позже я расскажу, почему он не застал Черногора дома.

XIIПодошел Лепа к дому Черногора и увидел прекрасную Настасью, которая готовила мясо молодого ягненка.⁷ «Добрый день, господин, — молвила Настасья, — выпей стакан водки». — «He затем я пришел, чтобы пить водку, я пришел забрать тебя с собою: быть тебе у турок рабыней, и никто тебя не выкупит из рабства».

XIIIВзял он светлокудрую Настасью и, хотя она громко кричала, отнес ее в свою ладью и продал на турецкую каравеллу, что стоит на якоре у берега. Вот и все о делах Лепы; спою теперь про Черногора. Был он взбешен тем, что с его стороны пало одним воином больше. «Будь проклята моя рука! Не попал я в злого недруга.

XIVНо раз уж я не смог его убить, захвачу я его любимую жену и продам ее на каравеллу, что стоит на якоре у берега. Вернется он к себе домой, не увидит своей Ефимии и наверно умрет от горя». Вскинул Черногор ружье на плечо и пошел к прекрасной Ефимии.

XV«Вставай, Ефимия, вставай, жена Лепы, и ступай со мной вон к тому кораблю».— «Как, господарь, ты хочешь предать своего друга!» Но он схватил ее за длинные черные косы, вскинул ее на плечи и отнес в свою ладью, а потом на турецкую каравеллу.

XVI«Хозяин, за эту женщину я хочу шестьсот червонцев». — «Дорого, — ответил хозяин. — Только что за пятьсот купил я женщину красивей этой». — «Ладно, пусть будет пятьсот червонцев, но покажи мне ту женщину». Получил он пятьсот червонцев и отдал прекрасную Ефимию, которая горько плакала.

XVIIВошли они вместе в каюту, и хозяин поднял чадру пpeкрасной Настасьи. И, увидев свою любу, криком закричал Черногор, и впервые покатились слезы из его черных глаз. Захотел он выкупить жену, но турок отказался продать.

XVIIIСжав кулаки, Черногор прыгнул в свою ладью. «Гребите, мои молодцы, гребите к берегу, живо! Соберу я всю свою дружину и захвачу корабль, на котором томится люба моя Настасья!» Ладья летела по волнам, словно дикая утка; нос ее обдавало пеной.

XIXУ берега увидел он Лепу; тот рвал на себе волосы. «Ах, освобожу или погибну сам!» Черногор спрыгнул на землю, подошел прямо к Лепе и пожал ему руку.

XX«Я похитил твою жену, ты похитил мою; я убил твоего любимого оруженосца, а ты у меня — одним дружинником больше. Вот мы теперь расквитались; да исчезнет наша вражда. Объединимся, как прежде, и вызволим наших жен». Лепа пожал ему руку и молвил: «Правильно, брат!»⁸

XXIКликнули они своих молодых матросов; кладут в ладью ружья и пистолеты, гребут прямо к каравелле, верные братья, как бывало. Радостно было это видеть! Сцепились они с большим кораблем: «Наших жен, или жизнь!» Забрали они своих жен, но забыли вернуть за них деньги.⁹

Примечания

¹ Очевидно, эта интересная баллада не дошла до нас целиком. Можно предположить, что предлагаемый отрывок составлял раньше часть поэмы о жизни двух пиратов Лепы и Черногора, от которой сохранился лишь один эпизод.
В первой строфе содержатся проклятия тем, кто стал виновником гибели обоих героев. Судя по их именам, один из тех, кого поэт по всей видимости обвиняет в предательстве, был морлак, а другой далмат или итальянец.
Вторая строфа написана другим размером, и я не знаю, имел ли основание старик, который исполнял эту песню для меня, присоединить ее ко всему остальному. Впрочем, выраженные в ней чувства разделяются всеми морлаками. Рассказ о ссоре двух друзей начинается лишь с четвертой строфы.
² Здесь автор наивно выдает причину своего восхищения этими двумя разбойниками.
³ Как известно, в Венеции изготовлялись в большом количестве золотые и серебряные парчовые ткани восточных стран.
При вождях всегда состоят своего рода пажи, которые в мирное время носят их трубки и варят им кофе, а во время войны заряжают ружья и пистолеты. В этом состоят главные обязанности морлакского пажа.
По этой черточке можно судить, каким уважением пользуются старики и поэты.
Когда бывает убит один из членов рода, сородичи стараются умертвить кого-либо из членов рода убийцы. Этот последний тоже находит мстителей, и нередко случается, что в течение года погибает человек двадцать из-за ссоры, к которой они не имели никакого отношения. Мир может быть заключен лишь тогда, когда с обеих сторон насчитывается равное количество убитых. Мириться, имея одним убитым больше, — значит признать себя побежденным.
Буквально — копченую баранину с капустой: кушанье, называе мое иллирийцами п а ш т е р м а.
«Брат» употреблено здесь как синоним слова «друг».
Эта последняя черточка весьма характерна.

Любовник в бутылке

IДевушки плетут цыновки и слушают мою песню. Правда, девушки, вы были бы рады прятать, как прекрасная Кава,¹ своих возлюбленных в бутылку?

IIВеликое чудо можно было видеть в городе Требинье: самая прекрасная из девушек отвергла всех своих поклонников, молодых и храбрых, богатых и красивых.

IIIНо висит у нее на шее серебряная цепочка, а на цепочке склянка, и целует она склянку и целый день говорит с ней, называя своим любимым.

IVСестры ее повыходили замуж за трех могучих и смелых беев. «Пора бы и тебе, Кава! Или ты, состарившись, хочешь слушать речи влюбленных юношей?»

V«Зачем мне выходить замуж за какого-нибудь бея? Есть у меня друг и сильнее и богаче. Какую ни пожелаю драгоценность — все он приносит по моему слову.

VIЗахочу жемчужину со дна морского — он ее достает оттуда. Ни вода, ни земля, ни огонь не могут его остановить, если я прикажу ему.

VIIИ измены я его не боюсь: войлочный шатер, стены из дерева или камни держат не так крепко, как стеклянная бутылка».

VIIIИз Требинье, да и из всей округи, собирались люди поглядеть на такое чудо. И правда, когда она просила жемчужину, она тотчас же ее получала.

IXА когда просила цехинов,² чтобы украсить ими косы, стоило ей подставить подол — и они сыпались пригоршнями. Если бы она захотела герцогскую корону, то наверно бы и ее получила.

XЕпископ, узнав о таком чуде, сильно разгневался. Захотел он изгнать беса, который преследовал прекрасную Каву. И велел он отнять у нее склянку.

XI«Верные христиане, молитесь со мною вместе, чтобы изгнать злого демона!» Сотворил он крестное знамение и сильно ударил по склянке молотком.

XIIСклянка разбилась, и из нее брызнула кровь. Вскрикнула прекрасная Кава и упала мертвая. Вот жалость, что такую красавицу погубил демон!³

Примечания

¹ Ева
² Женщины украшают цехинами свои волосы, заплетенные в косы, спадающие на плечи. Эта мода особенно распространенав районах, примыкающих к турецким провинциям.
³ В «Мире волшебства» знаменитого доктора Бальтазара Беккера* я нашел одну историю, весьма сходную с этой:
«Около 1597 года по соизволению божию явился на молитвы верующих некий дух (сперва нельзя было сказать, злой он или добрый), из-за которого совершили отступничество несколько человек. Среди них была некая девица по имени Бьетка, за которой ухаживал юноша, звавшийся Захарием. Оба они были уроженцы Вецлама и воспитывались там. И вот этот юноша, хоть и принадлежал к духовному званию и собирался стать священником, тем не менее обручился с нею и дал обещание жениться. Но отец отговорил его от этого намерения, указав ему на его сан, и юноша, видя, что с женитьбой у него ничего не выйдет, впал в такую меланхолию, что покусился на собственную жизнь и повесился. Вскоре после его смерти к девице явился дух, притворившийся, что он есть душа повесившегося Захария, и сказавший ей, что бог послал его, дабы он искупил свое преступление, и что он явился сочетаться с нею и выполнить свое обещание, ибо она была главной причиной его смерти. Дух этот сумел так обольстить несчастную девушку, обещая сделать ее богатой, что ему удалось убедить ее: она поверила, что он дух ее покойного возлюбленного, и обручилась с ним. Слух о таком небывалом бракосочетании Бьетки с духом Захария с каждым днем все больше и больше распространялся по всей Польше, и любопытные начали стекаться отовсюду.
Многие дворяне, поверившие словам этого духа, вступили с ним в сношения, и некоторые даже стали его к себе приглашать. Таким способом Бьетка собрала много денег, тем более что дух не соглашался давать ответы, говорить с кем-либо или предсказывать что-либо иначе, как с ее согласия. Он прожил целый год в доме господина Трепки, правителя города Кракова. Затем, переходя из дома в дом, он под конец обосновался у одной знатной вдовы по имени Влодкова; там он прожил два года, причем появлял все свое искусство и проделывал все, на что только он был способен.
Вот главное из того, что он умел делать. Он разъяснял прошлое и настоящее. Он ловко превозносил римско-католическую религию и громил евангелистов, утверждая, что все они осуждены. Он даже не подпускал ни одного из них к себе, считая, что они недостойны с ним беседовать. Но он дозволял приближаться тем из них, относительно которых был уверен, что их соблазнила не столько сама эта вера, сколько се новизна, и таким способом многих из них вернул папизму. До того времени никто не думал, что дух этот — от дьявола, и этого так бы и не узнали, если бы в июле месяце 1600 года некоторые поляки, отправившиеся в Италию, не распространили слухов о духе Захария среди тамошнего населения. Узнал об этом некий итальянец, занимавшийся магией: пять лет тому назад дух этот, которого он держал в заточении, бежал от него, и теперь этот итальянец отправился в Польшу к госпоже Влодковой и потребовал, к великому удивлению присутствующих, чтобы бес, скрывшийся от него, был ему возвращен. Дама эта согласилась, и он снова заключил злого духа в кольцо и увез с собою в Италию. Означенный бес, по словам этого итальянца, наделал бы в Польше немало бед, если бы он оставил его там».

Комментарии

* Бальтазар Беккер — голландский протестантский богослов (1634-1698), в своих сочинениях отрицавший вмешательство «нечистой силы» в человеческую жизнь. Таким свободомыслием Беккер навлек на себя преследования со стороны духовных властей.

Кара-Али, вампир

IКара-Али перешел желтую реку.¹ Поднялся он к Василю Каимису и поселился в его доме.

IIУ Василя была красавица жена по имени Юмели, Посмотрела она на Кара-Али и влюбилась в него.

IIIКара-Али — в дорогих мехах, оружие у него золотое, а Василь беден.

IVОбольстило Юмели богатство. Есть ли на свете женщина, которая устояла бы перед золотом?

VНасладился Кара-Али неверной женою, и захотелось ему взять ее с собой в басурманскую землю.

VIИ Юмели на это согласилась. Ух, скверная баба! Гарем басурмана ей милее, чем ложе супруга.

VIIОбнял Кара-Али ее стройный стан, посадил перед собой на коня, а добрый конь его был белей ноябрьского снега.

VIIIГде ты, Василь? Гостем был Кара-Али в твоем доме. И вот он похитил твою Юмели, которую ты так любишь!

IXБросился Василь к берегу желтой реки и видит: изменники переправляются через нее на белом коне.

XВзял он свое ружье, украшенное слоновой костью и красными кистями,² выстрелил — и Кара-Али покачнулся в седле.

XI«Юмели, Юмели! Дорогой ценой заплатил я за твою любовь. Убил меня неверный пес, убьет он и тебя.

XIIЧтобы он оставил тебе жизнь, дам я тебе драгоценный талисман, который будет за тебя выкупом.

XIIIВот, прими от меня алькоран* в золоченом футляре красной кожи.³ Тот, кто по нему гадает, всегда бывает богат и любим женщинами.

XIVПусть тот, кто владеет этой книгой, откроет ее на шестьдесят шестой странице, он будет повелевать всеми духами вод и земли».

XVТут упал он в желтую реку, и поплыло его тело по воде, оставляя кровавый след.

XVIПодбежал Василь Каимис, схватил за узду коня и поднял руку, чтобы убить жену.

XVII«Оставь мне жизнь, Василь, я за это тебе подарю драгой,снный талисман. Кто владеет им, бывает богат и любим женщинами.

XVIIIПусть тот, кто владеет этой книгой, откроет ее на шестьдесят шестой странице,⁴ и он будет повелевать всеми духами вод и земли».

XIXИ простил Василь неверную жену и взял от нее эту книгу, которую всякий добрый христианин должен был бы с омерзением бросить в огонь.

XXНастала ночь, поднялся сильный ветер, и желтая река вышла из берегов. Выбросили волны на берег тело Кара-Али.

XXIОткрыл Василь нечестивую книгу ~а странице шестьдесят шестой. И вдруг задрожала земля и разверзлась с ужасным грохотом.

XXIIИз-под земли вышел окровавленный призрак: то был Кара-Али. «Василь, ты отрекся от своего бога и теперь ты мой».

XXIIIСхватил он несчастного Василя, прокусил ему шейную жилу и оставил его лишь тогда, когда высосал из него всю кровь.

XXIVЭту песню сложил Никола Коссевич, а узнал он эту повесть от бабки несчастной Юмели.

Примечания

¹ По всей вероятности, Замарию, воды которой осенью очень желты.
² Это украшение часто встречается на ружьях иллирийцев и турок.
³ Почти все мусульмане носят на себе алькоран в маленьком футляре красной кожи.
Число шестьдесят шесть считается очень могущественным при заклинаниях.

Комментарии

* Алькоран — то же, что коран, — книга, где изложены основы мусульманского вероучения.

Побратимы¹

IИво Любович, родом из Трогира, пришел однажды к горе Воргораз. Чирил Збор принял его в своем доме и угощал целую неделю.

IIА потом Чирил Збор пришел в Трогир и поселился в доме у Любовича, и целую неделю они пили видно и водку из одного кубка.

IIIКогда собрался Чирил Збор возвращаться на родину, Иво Любович взял его за рукав и сказал: «Пойдем к священнику и п о б р а т а е м с я».

IVИ пошли они вместе к священнику, и тот прочитал молитвы. Вместе они причастились и поклялись быть братьями до самой смерти.

VОднажды Иво сидел на скрещенных ногах² перед своим домом и курил трубку. Подходит к нему юноша и здоровается; издалека шел он, ноги у него в пыли.

VIПрислал меня, Иво Любович, брат твой Чирил Збор. Есть в горах неверный пес, что желает ему зла. Просит он, чтобы ты ему помог одолеть проклятого басурмана».

VIIВзял Иво Любович из дома ружье, положил в мешок четверть ягненка и, притворив за собой дверь,³ направился и горы Воргораза.

VIIIИ когда побратимы стреляли, пули попадали прямо в сердца врагов. И ни один человек, даже самый сильный и ловкий, не решался с ними сразиться.

IXИ набрали они много добычи — коз и козлят, и драгоценное оружие, и богатые ткани, и деньги. Захватили они также красавицу турчанку.

XПоделили они коз и козлят, п оружие, и ткани: половину взял Любович, другую — Чирил Збор. Только женщину не смогли они поделить.

XIОба они хотели отвезти ее в свою землю, потому что обоим она полюбилась, и в первый раз в жизни возникла меж ними ссора.

XIIНо Иво Любович промолвил: «Напились мы с тобою водки и сами не знаем, что делаем. Вот проспимся — завтра утром спокойней потолкуем сб этом деле…» Улеглись они пи одну циновку и проспали до самого утра.

XIIIПервым проснулся Чирил Збор; принялся он расталкивать Любовича. «Ну, теперь ты, верно, протрезвился. Отдаешь мне эту женщину?» Не ответил Иво Любович, сел он, и слезы покатились из его черных глаз.

XIVТогда и Чирил сел, и смотрел он то на турчанку, то на своего друга, а порой смотрел на ханджар, что был у него за поясом.

XVА дружинники, которые воевали вместе с ними, говорили промеж себя: «Что-то теперь будет? Разорвут ли побратимы дружбу, в которой они поклялись перед богом?»

XVIДолго они сидели, потом встали оба зараз. И схватил Иво Любович рабыню за правую руку, а Чирил Зборза левую.

XVIIИз глаз их струились крупные слезы, словно капли грозового дождя. Выхватили они свои ханджары, и оба зараз вонзили в грудь молодой рабыни.

XVIII«Лучше басурманке погибнуть, чем нашей дружбе!» И пожали они друг другу руки, и с тех пор уже никогда но бывало между ними вражды. Добрую эту песню сложил Степан Чипила, молодой гусляр.

Примечания

¹ Слово это объяснено в примечании к балладе «Пламя Перрушича».
² Самая обычная манера сидеть.
³ В этих немногих словах довольно хорошо описано, как морлаки собираются на войну.

Гаданьи¹

Часть перваяIМежду Сералем и Островичем распря: мечи вынуты из ножен, земля уже шесть раз пила кровь храбрецов. Много вдов успели уже осушить слезы, не одна мать еще рыдает.

IIИ в горах и в долине бьются Сераль и Острович, словно два оленя из-за самки. Два племени истекают кровью, а вражда их все не утихает.

IIIСтарый вождь, один из знатнейших в Серале, призывает свою дочь: «Подымись к Островичу, Елена, зайди в самое селенье, подсмотри за нашими врагами. Я хочу закончить войну, которая длится уже целых шесть лун».

IVНадела Елена свою шапочку с серебряным позументом и красный расшитый плащ.² Обула она прочные башмаки бычьей кожи³ и на закате солнца пошла в горы.

VОстровичские беи собрались у костра. Одни чистят ружья, другие набивают патроны. Гусляр сидит на охапке соломы, помогает им коротать время.

VIСамый молодой из беев, Гаданьи, устремил свой взор на долину. Видит он, идет кто-то оттуда подглядеть, что у них творится. Вскочил он и схватил свое длинное ружье, украшенное серебром.

VII«Смотрите, друзья, там враг крадется к нам в ночи! И если бы отсвет костра не блеснул на его шапке⁴, он остался бы не замечен нами. Но теперь-то ему несдобровать, — только бы я не промахнулся».

VIIIОн нацелился и спустил курок, и отзвук выстрела прокатился в горах. И тотчас же послышался другой, резкий и тонкий звук. И воскликнул старик Вьетко, отец Гаданьи: «Это крикнула женщина!»

IX«Горе нам, гope! Позор на племени нашем! Он убил женщину, а не мужчину, вооруженного ружьем и ятаганом!» Схватил каждый из них по головешке, чтобы лучше рассмотреть, в чем дело.

XУвидели они бездыханное тело прекрасной Елены, и краска бросилась им в лицо. А Гаданьи воскликнул: «Позор мне, я убил женщину! Горе мне, я убил свою милую!»

XIМрачно взглянул на него Бьетко. «Уходи отсюда,. Гаданьи, ты обесчестил наше племя. Что скажут серальцы, когда им станет известно, что мы убиваем женщин, как бандиты-гайдуки».⁵

XIIТяжко вздохнул Гаданьи. Посмотрел он в последний раз на отцовский дом, вскинул на плечо свое ружье и спустился с родимых гop, чтобы поселиться в дальних краях.

XIIIЭту песню сложил Иво Вески, лучший из гузларов. А кто хочет узнать конец повести о Гаданьи, пусть вознаградит гусляра за нелегкий его труд.

Часть вторая⁶IОпираясь на длинное ружье,⁷ стерег я своих коз. Стояла большая жара; пес мой улегся в тени, и под каждой травинкой весело стрекотали кузнечики.

IIИ увидел я: из ущелья выходит красивый юноша, Порвано его платье, но сквозь лохмотья виднеются остатки золотого шитья. За плечами — длинное ружье, украшенное серебром, а на поясе ятаган.

IIIПодошел он ко мне, поклонился и молвил: «Скажи мне, брат, не это ль земля Островичского племени?» Тут не смог я удержаться от слез и от тяжелого вздоха. «Да», — ответил я.

IVТогда он сказал: «Процветал некогда Острович, горы были покрыты его стадами, четыреста ружей его воинов блистали на солнце. А теперь не видно здесь никого, кроме тебя да нескольких жалких коз».

VИ тогда я ответил: «Да, богат был Острович. Но постиг его великий позор, а с позором пришла беда. Одолел Островича Сераль с тех пор, как юный Гаданьи убил прекрасную Елену».

VI«Расскажи мне, брат, об этом деле». — «Серальцы нахлынули, как поток; перебили они наших воинов, разорили наши посевы, продали наших детей басурманам. Прошла наша слава!»

VII«А скажи мне, какая участь постигла старого Бьетко» — «Как увидел он гибель родного племени, поднялся он на ту скалу и стал звать своего сына Гаданьи, что ушел в дальние края.

VIIIОдин из беев Сераля — да проклянут его все святые! — выстрелил в него из ружья, а потом ятаганом перерезал ему горло; и пинком ноги сбросил его в пропасть».

IXКак услышал это чужеземец, упал он лицом на землю. Словно раненая серна, покатился он в ту самую пропасть, куда упал его отец. Ибо это был Гаданьи, сын Бьетко, виновник всех наших бедствий.

Примечания

¹Говорят, что эту песню очень любят в Черногории; в первый раз я ее слышал в Наренте.
²В Черногории женщины всегда выполняют роль шпионов. Однако их щадят те, чьи военные силы они разведывают, хотя бы намерения этих женщин им были известны. Причинить малейшую обиду женщине враждебного племени — значит обесчестить себя навеки.
³ По-иллирийски — о п а н к и: подошва сыромятной кожи, прикрепленная к ноге ремешками; ступня ноги прикрыта полосатой вязаной материей. Такую обувь носят женщины и девушки. Как бы богаты они ни были, до замужества им полагается носить опанки. А после свадьбы они, если желают, могут носить другую обувь, называемую п а ш м а к и, то есть сафьяновые туфли, как у турецких женщин.
Шапки украшаются золотыми бляхами и блестящим галуном.
Имя гайдука для жителей богатых сел звучит почти как оскорбление.
Думают, что эта вторая часть сложена другим певцом.
Мужчины никогда не выходят из дому безоружными.

Черногорцы¹

Стихотворный перевод А.С.Пушкина «Бонапарт и черногорцы»

IСказал Наполеон: «Что это за люди, посмевшие мне сопротивлятьс? Пусть они сложат к моим ногам свои ружья и ятаганы, украшенные чернью».² И он послал в горы двадцать тысяч солдат.

IIИдут драгуны, идет пехота, тащат они пушки и мортиры. «Что ж, пожалуйте в наши горы, вы найдете там пятьсот храбрых черногорцев. Для пушек у нас есть пропасти, для драгун — обломки скал, а для пехоты — пятьсот добрых ружей».

III…………………………………………………………………………………³

IVВыступили они в поход. Их оружие сверкало на солнце. Их оружие сверкало на солнце. В боевом порядке двинулись они в горы, чтобы сжигать наши селения, забирать в плен наших жен и детей. Дойдя до серой скалы, они подняли глаза и увидели наши красные шапки.

VТогда их командир сказал: «Пусть каждый прицелится, пусть каждый убьет одного черногорца». Они тотчас же выстрелили и сбили наши красные шапки, которые мы надели на пики.⁵ А сами мы, лежа в тылу на земле, открыли огонь по врагу.

VI«Сушайте, это эхо наших выстрелов», — сказал командир. Но не успел он оглянуться, как пал мертвый, а с ним еще двадцать пять человек. Остальные обратились в бегство и той поры уже не смели больше взглянуть на красную шапку.
Тот, кто сложил эту песню, был вместе со своими братьями у серой скалы; зовут его Гуццар Воссерач.

Примечания

¹Нет такого народа, который не воображал бы, что весь мир смотрит на него. Наполеон, мне кажется, мало думал о черногорцах.
²Чеканные украшения на рукоятках дорогого оружия, особенно на ятаганах. Вырезанные углубления заполняются пастой иссиня-черного цвета; говорят, что сейчас секрет ее приготовления на Востоке утрачен.
³Тут не хватает одной строфы.
Привыкши к войнам с турками, черногорцы полагают, что все другие народы совершают во время войны такие же зверства.
Эта хитрость часто применялась с большим успехом.

Конь Фомы II

Стихотворение А.С.Пушкина «Конь»

Почему плачешь ты, прекрасный мой белый конь? Почему так жалобно ржешь? Разве сбруя на тебе не богатая? Разве у тебя не серебряные копыта с золотыми гвоздями? Разве на шее твоей не висят серебряные бубенцы? Разве не носишь ты на себе короля плодородной Боснии? — Плачу я, мой хозяин, потому, что басурман сорвет с меня серебряные подковы, и золотые гвозди, и серебряные бубенцы. И оттого я жалобно ржу, мой хозяин, что проклятый басурман сделает мне седло из кожи боснийского короля.

Волшебное ружье

Кто видел ружье великого бея Савы, тот видел настоящее чудо. На нем дюжина золотых блях и дюжина серебряных блях, а приклад выложен перламутром, и у ложа висят три кисточки красного шелка.

Есть и на других ружьях золотые бляхи и кисточки красного шелка. В Бане Луке оружейники умеют украшать приклады перламутром. Но где отыщется мастер, что смог бы прочесть заклинания, от которых становятся смертельными все пули из ружья Савы?

Бился он с Дели, одетым в троиную кольчугу, бился и с арнаутом в войлочном казакине на семи шелковых подкладках. Но кольчуга разорвалась, как паутина, казакин был пробит, словно лист чинары.

Давуд, первый красавец среди босняков, взял из своих ружей то, что украшено побогаче, и вскинул себе за плечи. Набил он цехинами пояс и выбрал самые звонкие гусли из десятка тех, что у него были. В пятницу он покинул Баню Луку, в воскресенье был в землях бея Савы.

Вот он сел и тронул струну, и девушки окружили его. Жалобные песни пел он — и все грустно вздыхали’ пел он любовные песни — и Настасья, дочь бея, бросила ему охапку цветов и, вся зардевшись от стыда, убежала к себе домой.

Ночью она распахнула скно и внизу увидела Давуда: он сидел на каменной скамье у двери ее дома. Чтобы разглядеть его, наклонилась она, и упала с головы ее красная шапочка. Давуд поднял шапочку и, наполнив ее цехинами, вернул прекрасной Настасье.

«Знаешь, спускается с горы туча, тяжелая от дождя и града. Неужели ты оставишь меня во власти грозы, дашь мне погибнуть у себя на глазах?»

Сняла она свой шелковый пояс, привязала к решетке балкона. И тотчас же красавец Давуд очутился подле нее.

«Говори как можно тише, не то отец мой услышит и убьет нас обоих».

Сперва они тихо шептались, а потом и вовсе замолкли. Красавец Давуд спустился с балкона раньше, чем хотела бы Настасья; заря уже занималась, и он укрылся в горах.

И каждую ночь Давуд возвращался в селение, а с балкона свисал шелковый пояс. Оставался он со своей подругой, пока не начинали петь петухи. А когда раздавалось пение петуха, он уходил и укрывался в горах. На пятую ночь пришел он бледный и весь в крови.

«Гайдуки на меня напали и теперь поджидают в ущелье. Когда наступит рассвет и придется мне с тобой расставаться, они покончат со мной. В последний раз я целую тебя. Но будь у меня в руках волшебное ружье твоего отца, кто посмел бы меня подстерегать? Кто смог бы мне противиться?»

«Ружье моего отца Но как добыть мне его для тебя? Днем оно у него за спиной, а ночью лежит под кроватью. Если утром он его не найдет, наверняка срубит мне голову».

Горько плакала она и поглядывала на восточный краешек неба.

«Принеси мне ружье отца, а мое положи на его место. Он не заметит подмены. На моем ружье двенадцать золотых блях и двенадцать серебряных блях, а приклад выложен перламутром, и у ложа висят три кисточки красного шелка».

На цыпочках, еле дыша, вошла она в комнату отца, взяла отцовское ружье и на его место положила ружье Давуда. Бей глубоко вздохнул и сквозь сон воскликнул: «Иисусе!» Но он не проснулся, и девушка отдала волшебное ружье красавцу Давуду.

И Давуд осмотрел ружье от приклада до мушки; по очереди рассматривал он курок, кремень и шкив. Нежно поцеловал он Настасью и поклялся, что вернется ночью.

В пятницу он ее покинул, в воскресенье прибыл в Баню Луку.

А тем временем бей Сава вертел в руках ружье Давуда.

«Видно, стар становлюсь я,— говорил он, — ружье мне что-то кажется тяжелее. Но убьет оно еще много неверных».

И каждую ночь пояс Настасьи свисал с балкона. Но коварный Давуд не появлялся.

Вступили в нашу страну обрезанные собаки, и никто противиться не может их вождю Давуду-are. Кожаный мешок привязан за его седлом, и рабы наполняют мешок отрезанными ушами тех кого он убил. Все жители Воштины объединились тогда вокруг старого бея Савы.

Настасья взошла на крышу своего дома, чтобы оттуда увидать жестокую битву, и узнала она Давуда, когда своего коня он направил на ее отца. Бей, уверенный в победе, выстрелил первым, но зажегся только запал, и бей вздрогнул от ужаса.

А пуля Давуда пробила броню Савы. Вошла она в его грудь и вышла из спины. Вздохнул бей и пал мертвым. Тотчас же черномазый раб отрезал ему голову и подвесил за белые усы к луке Давудова седла.

Когда увидела Настасья голову отца, не заплакала она, не вздохнула, но взяла одежду своего младшего брата, вороного коня своего младшего брата и бросилась в гущу схватки, чтобы найти и убить Давуда. И Давуд, завидев юношу-всадника, прицелился в него из волшебного ружья. И смертельной сказалась его пуля. Вздохнула прекрасная Настасья и пала бездыханной. Тотчас же черномазый раб отрезал ей голову. Но усов у нее не было, и снял он с нее шапку и взял за длинные кудри, и узнал Давуд волосы прекрасной Настасьи.

Соскочил он с коня и поцеловал окровавленную голову.

«Заплатил бы я цехин за каждую каплю крови прекрасной Настасьи! Дал бы руку себе отрезать за то, чтобы живой отвезти ее в Баню Луку».

И швырнул он волшебное ружье в колодец Воштины.

Бан Хорватии

Жил да был в Хорватии бан, кривой на правый глаз, глухой на левое ухо. Правым глазом глядел он на нищету народа, левым ухом слушал жалобы воевод. У кого было много богатства, того он судил, а кто бывал осужден, тот умирал. Так-то велел он обезглавить Гуманай-бея и воеводу Замболича, да и захватил их богатства. Под конец прогневили бога его злодеяния, и позволил он призракам мучить бана во сне. Каждую ночь в ногах его постели появлялись Гуманай и Замболич, стояли они перед ним и глядели на пего взором тусклым и мрачным. В час, когда звезды бледнеют, когда розовеет небо, тогда — говорить об этом страшно — оба призрака склонялись, словно приветствуя его в насмешку. Падали их призрачные головы и катились по коврам, и только тогда бан мог заснуть. Но однажды ночью, холодной зимней ночью, заговорил Гуманай и сказал ему так: «Прошло уже много времени, как мы тебе кланяемся. Почему же ты еще ни разу не ответил нам на поклон?» Тогда поднялся 6ан, дрожа всем телом. И пока он кланялся им, оторвалась его голова и покатилась по ковру.

Умирающий гайдук

Ко мне, старый, седой орел, я — Гаврила Заполь. Часто кормил я тебя мясом пандуров, моих заклятых врагов; а теперь я ранен и умираю. Ты можешь отдать своим орлятам мое сердце, но сперва окажи мне услугу. Возьми в свои когти мой пустой патронташ, отнеси его брату моему Джордже, пусть он за меня отомстит. Двенадцать патронов было в моем патронташе, и двенадцать мертвых пандуров ты увидишь вокруг меня. Но всего их было тринадцать, и тринадцатый, по имени Боцай, подло выстрелил мне в спину. И еще возьми в свои когти вышитый платок; отнеси его прекрасной Каве, чтобы она им утирала слезы, которые по мне проливает.

И орел отнес патронташ брату его Джордже и видит — сидит Джордже и попивает водку. И отнес он платок прекрасной Каве — а она справляла свадьбу с Боцаем.¹

Примечания

¹В прошлом году в Афинах я прочел одну греческую песню, конец которой представляет некоторое сходство с концом этой баллады. Вот её перевод.

Девушка в подземном царствеКак они счастливы. эти горы! Как хорошо разделаны эти поляони не знают Харона, они не ждут Харона! Летом на них овцы, а зимой снега. Трое храбрецов хотят уйти из подземного царства. Один говорит, что выйдет в мае, другой — что летом, третий — что осенью, когда поспеет виноград. И сказала им в подземном царстве белокурая девушка: «Возьмите и меня, храбрецы: выведите меня на вольный воздух и свет». — «Девочка, твое платье шуршит, ветер свистит в твоих волосах, туфли твои скрипят; Харон услышит». — «Я сниму платье, я обрежу волосы; маленькие туфли я оставлю на лестнице. Возьмите меня, храбрецы, возьмите меня наверх, — я хочу увидеть свою мать, которая скорбит обо мне; я хочу увидеть своих братьев, которые обо мне плачут», — «Девочка, братья твои пляшут на веселом празднестве девочка, твоя мать болтает на улице с прохожими».

Грустная баллада о благородной супруге Асана-Аги¹

Что белеет на зеленых холмах? Снег ли это? Или белые лебеди. Снег бы уже растаял, лебеди бы давно улетели. Это не снег и не лебеди: это шатры Асана-аги. Он лежит и стонет, жестоко болит его рана. Ухаживают за ним мать его и сестра. Только любимая жена, оробев, не посмела прийти,² и нет ее с ним и у его ложа.

Когда утихла немного боль, велел он передать своей верной супруге: «Не смей на меня смотреть в белом моем доме, в белом моем доме и перед моими родичами». И, услышав эти слова, заперлась жена аги в своей половине, полная печали и скорби. Вот услышала она у дома топот конских копыт, и подумала несчастная супруга — муж ее подъзжает к дому; и бросилась она на балкон, чтобы скорей его увидеть. Но обе ее дочери поспешили за нею: «Стой, милая матушка! Это не отец приехал, это не Асана-ага. Это наш дядя, бей Пинторович».

Остановилась несчастная женщина. Обняла она родного брата. «О брат мой, позор великий! Он меня отвергает, а ведь я родила ему пятерых детей!»

Угрюмо молчит бей. Из красной шелковой сумки вынимает он ту бумагу, что расторгает брачные узы.³ Теперь она сможет надеть венец нового брака, как только увидит снова дом своей матери.

Прочитала супруга аги бумагу. Целует она в лоб обоих своих сыновей, а дочерей своих целует в алые губы. Но не и силах она расстаться с последним своим ребенком, который еще лежит в колыбели. Безжалостно, хоть и с трудом, оторвал ее брат от дитяти — посадил на коня своего и вернулся с нею в свой дом. Но недолго она оставалась в отцовском доме, ибо красива была и знатного рода, и стали свататься к ней благородные люди округа. Выделялся среди них кади* селенья Имоски.

Умоляет бедная женщина брата: «Хоть бы мне, милый брат, умереть раньше тебя. Молю тебя, не выдавай меня замуж.⁴ Разорвется мое сердце от горя, когда увижу своих детей сиротами». Али-бей не хочет ее слушать: он предназначил свою сестру в супруги Имоскскому кади.

В последний раз обратилась она к нему: пусть хотя бы письмо пошлет он Имоскскому кади и напишет в этом письме: «Госпожа тебе шлет привет и великую просьбу. Как приедешь ты за невестой со своими благородными сватами, привежи ей длинное покрывало, такое, чтобы всю ее укутать, чтобы она не видела своих сирот, проезжая мимо дома аги».

Прочитал кади письмо и собрал благородных сватов. Отправились они за невестой и вывезли ее из дома, полные радости и веселья.

Вот они проезжают мимо дома аги. Обе дочери, глядя свадьбу с балкона, узнали свою мать. Оба сына выбежали к нему навстречу и зовут родную к себе: «Мать, оставайся с нами, пойдем вместе к столу!» И несчастная мать крикнула с т а р и с в а т у: «Во имя неба молю тебя, братец мой с т а р и с в а т: останови лошадей у этого дома, хочу я одарить моих сирот». Лошади остановились у дома, и дала она детям подарки. Сыновьям она подарила золотом шитые туфли, дочерям — пестрые платья. А младенцу, что еще лежит в колыбели, послала она рубашку.

Асана-ага видел все это, стоя в стороне. Подзывает он к себе сыновей: «Идите ко мне, сиротки; оставьте бессердечную мать, которая бросила вас».

Побледнела несчастная мать, голова ее ударилась о землю, и рассталась она с жизнью от горя, что сиротами пришлось сй увидеть милых своих детей.

Примечания

¹ Известно, что знаменитый аббат Фортис перевел эту прекрасную балладу итальянскими стихами. В качестве его преемника я не претендую состязаться с ним в этом. Мой перевод сделан иначе: он просто буквален, и это — его единственное достоинство.
Действие происходит в Боснии, все персонажи — мусульмане, о чем свидетельствуют такие слова, как ага, кади и т. д.

² Нам трудно понять, каким образом скромность может помешать хорошей жене ухаживать за больным мужем. Жена Асана-аги мусульманка и, сообразно своим представлениям о приличии, она не может появиться перед ним без зова. Но, повидимому, стыдливость эта чрезмерна, ибо Асана-ага возмущен ею. Относящиеся сюда иллирийские стихи очень сжаты, а потому несколько темны по смыслу:

Облази га матерь и сестрица;
А любовца от стыда не могла.
(Пришли мать и сестра;
А любимая от стыда не посмела.)

³ К н и г у о п р а ш е н ь я, буквально — бумагу освобождения, то есть акт о разводе.
Пинторович-бей в качестве главы семьи располагает своей сестрой как лошадью или стулом.
Эта баллада, замечательная тонкостью выраженных в ней чувств, действительно п е р е в е д е н а. Аббат Фортис опубликовал ее оригинал, приложив перевод, или, точнее, — стихотворное переложение на итальянский язык. Я считаю свой перевод более точным, так как он сделан участием одного русского, который продиктовал мне подстрочник.
Шарль Нодье также опубликовал перевод этой баллады, напечатанный в качестве приложения к его прелестной поэме «Смарра»*.

Комментарии

* Кади — судья у мусульман.
* «Смарра» — фантазия в прозе Шарля Нодье (1780-1844), написанная под некоторым влиянием знакомства его с народной южнославянской поэзией. У Нодье изображаются кошмарные видения одного юноши, которому грезится, что ему отрубили голову и что она после этого летает в воздухе. По уверению Нодье, ни на чем не основанному, «смарра» — слово, общее ряду древнейших языков и означающее — кошмар, наваждение.

Милош Облич

Нижеследующей поэмой обязан я любезности покойного графа де Сорго, нашедшего сербский оригинал в одной рукописи парижской библиотски Арсенала. Он полагал, что поэма эта написана кем-либо из современников Милоша.
Ссора между дочерьми Лазаря, поединок между двумя его зятьями, Предательство Вука Бранковича и преданность Милоша описаны в ней с подробностями, полностью соответствующими историческим данным.
Рассказ начинается около 1389 года, когда Лазарь Гребилянович, король Сербии, собирался отразить нашествие полчищ Мурада I.

Хороши алые розы в белом дворе Лазаря! И никто не может решить, какая из них прекрасней, какая из них больше, какая из них румяней.

Это не алые розы, это дочери Лазаря, господаря Сербии широкоравнинной, славного витязя, князя древнего рода.

Лазарь выдал своих дочерей за великих господарей: Вукосаву за Милоша Обилича, Марию за Вука Бранковича, Милицу за царя Баязета.

А Елену выдал он далеко, за благородного господаря Джордже Черноевича, молодого воеводу Зеты.

Немного прошло времени, и приехали три сестры повидать свою мать. Только нет султанши Милицы, не пускает её царь Баязет.

Ласково поздоровались сестры, но, увы, вскоре разгорелся между ними спор: каждая хвалила своего мужа в белом дворце Лазаря. Молвила госпожа Елена, жена Черноевича: «Какая другая мать, кроме матери Джордже Черноевича, могла родить подобного сына, благородного, доблестного, смелого?» Сказала жена Бранковича: «Какая другая мать, кроме матери Вука Бранковича, родила подобного сына, доблестного, смелого?»

Засмеялась супруга Милоша, засмеялась Вукосава и воскликнула: «Довольно вам хвастать, бедные мои сестрички! Ну, что Вук Бранкович? Это не настоящий витязь. Ну, что Джордже Черноевич? Не храбрец он и не сын храбреца. А вот Милош Обилич, из знати Нови-Пазара, это доблестный витязь, сын храброго витязя, а мать его родом из Герцеговины».³

Рассердилась жена Бранковича, подняла она руку и ударила по лицу Вукосаву. Легок был удар, а из носа у ней хлынула кровь.⁴ Вскочила юная Вукосава и, плача, вернулась в свой дворец. В слезах зовет она Милоша, но говорит с ним спокойно:

«Если б знал ты, господин мой любезный, что сказала жена Бранковича! Что ты не благородный и не сын благородного, а бездельник и сын бездельника. И еще она хвастает, жена Бранковича, что не посмеешь ты выйти на поединок с господином ее Бранковичем, ибо нет в тебе настоящей доблести».

Горькими показались эти слова Милошу. Вскочил храбрец на ноги, мчится на боевом коне, вызывает Вука Бранковича:

«Друг мой Вук Бранкович, коль рожден ты достойной матерью, выходи со мной на честное поле, и узнаем мы, кто из нас отважней».

И Вук не мог отказаться, на боевом коне он устремился, выехал на гладкую равнину и вступил на поле состязаний.⁵

Там они скрестили свои боевые копья, но в куски разлетелись копья. Выхватили они сабли, что висели у них на боку, но поломались сабли.

Стали они тогда биться тяжкими палицами своими, и п е р ь я⁶ попадали с палиц. Счастье улыбнулось Милошу, обезоружил он Вука Бранковича.

И сказал Милош Обилич: «Попробуй-ка хвастать теперь, что не посмел я выйти с тобой на поединок! Я мог убить тебя, Вук, в черное мог нарядить я милую твою супругу. Потому ступай себе с богом, только впредь не хвастай».

Прошло немного времени, и нагрянули на Лазаря турки. Ведет их Мурад-Солиман. Разоряют они и жгут селенья и города.

Лазарь не в силах больше терпеть такое разоренье; собирает он свое войско. Призывает он Вука Бранковича, призывает и славного витязя Милоша Обилича.

Готовит он княжеский пир, ибо гости его — князья. Напились они доброго вина, и сказал господарям Лазарь:

«Слушайте, витязи мои, князья и владыки, верные мои храбрецы, завтра мы нападем на турок. Поведет нас Милош Обилич.

Ибо Милош доблестный витязь: страшен он и туркам и христианам. Будет он первым в о е в о д о й, а за ним — Вук Бранкович».

Горько было Вуку слушать такие слова, ибо Милоша oн видеть не может. Отзывает он Лазаря в сторону и тайно ему шепчет:

«Иль не знаешь ты, милостивый владыка, что напрасно собираешь свое войско? Предаст тебя Милош Обилич, и.сменил он своей вере».

Промолчал Лазарь на это, ничего не ответил. Но конце пира поднял золотой кубок. Обильно текут его слезы, и он тихо говорит:

«Пью не за царя, не за кесаря,⁸ но за зятя моего Обилича, который хочет меня предать, как Иуда предал создателя»

Клянется Милош Обилич всемогущим, что нет в его сердце предательства и коварства. Смело вскочил он на ноги и ушел в свой белый шатер. Там он до полуночи плакал, а в полночь совершил молитву.

Когда занялась заря, когда денница показала ясное свое чело, вскочил он на лучшего коня и помчался в лагерь султана.

Просит он стражей султанских: «Пустите меня к султану. Выдам я ему Лазаря, предам его в ваши руки».

Поверили турки Обиличу и привели к султану. Бросается Милош на колени на землю сырую, лобызает он полу султанской одежды, обнимает султану ноги. Но вдруг хватает он ханджар и поражает Мурада в сердце. А затем, выташив саблю, что висела у него на боку, косит визирей его и пашей. ⁹

Но участь Милоша тоже была печальна, ибо турки зару6или его саблями. Пусть ответит Вук Бранкович, пусть ответит он перед богом за гнусное свое дело!

Примечания

¹Баязет, второй сын Мурада, Он тогда еще не был царем, то есть императором; он занял престол только после битвы при Косове.
²Черногория.
³На самом деле Милош был незнатного происхождения и возвышением своим обязан был лишь совершенным им подвигам.
По данным других авторов, Вукосава ударила Марию.
Поединок был разрешен Лазарем.
Под п е р ь я м и следует понимать железные острия, которыми усеяны палицы.
Главнокомандующий.
По всей вероятности, провозглашая тосты, сперва пили за своего короля, затем за германского императора.
Мурад успел еще перед смертью узнать об удачном для него исходе битвы при Косове.
Некоторые авторы рассказывают о его смерти иначе. Они сообщают, что после разгрома сербов султан, проходя пешком по полю сражения, с удивлением отметил крайнюю молодость христианских воинов. «Только юные безумцы, — сказал один из его визирей, — осмеливаются сопротивляться твоему оружию». Один раненый серб узнал султана, приподнялся с отчаянным усилием и смертельно ранил его кинжалом. Он был немедленно растерзан янычарами.
Говорят также, — поддерживая ту версию, согласно которой Мурад умер от руки Милоша, — что именно с этого времени послы должны были являться безоружными перед повелителем правоверных. Насколько я знаю, генерал Себастиани был первым, отказавшимся отцепить шпагу перед тем, как его представили султану Селиму.
Вук Бранкович сдался туркам вместе с той частью войска, которой он командовал. Лазарь сражался с большой отвагой. Но его серый в яблоках конь убежал и был захвачен турками, которые с торжеством провели его между рядами своих войск. Сербы, увидев его и решив, что их король убит или попал в плен, утратили мужество и стали сражаться менее упорно. Увлеченный бегущими, Лазарь был захвачен живым и вскоре убит по приказанию Баязета, как бы для того, чтобы успокоить дух его покойного отца Мурада.
Есть предание о том, что правая рука Милоша Обилича, оправленная в серебро была прикреплена к гробнице Мурада.

Реклама

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s

%d такие блоггеры, как: