Личная библиотека и записная книжка

Катулл к Лесбии

Posted in библиотека by benescript on 21.05.2014

№51

Мнится мне, он бог, а не смертный образ,
Мнится, пусть грешно, он превыше бога:
Близ тебя сидит, не отводит взора,
Слушая жадно

Смех рокочущий этих губ. А мне-то
Каково терпеть! Чуть, бывало, встречу
Лесбию — душа вон из тела. Слово
Вымолвить трудно.

Нем язык. Дрожа бормочу. Под кожей
Тонким огоньком пробегает трепет,
И в ушах звенит, и в глазах темнеет —
Света не вижу.

Лень твоя, Катулл, для тебя погибель,
Лень рождает блажь о блаженстве мнимом,
Лень владык былых и держав богатых
Сколько сгубила?

(Перевод С.В. Шервинского)

№5

Будем жить, моя Лесбия, будем друг друга любить,
пересудам и сплетням мы знаем грошовую цену.
Заходящее солнце восходит с утра, но не быть
нам опять на земле — краткой жизни приходит на смену
беспробудная ночь. Поцелуй меня тысячу раз
и ещё сотню раз, снова тысячу, сызнова сотню,
и ещё, и ещё — чтоб дурной и завистливый глаз
сосчитать поцелуи не мог и богатства не oтнял

(Перевод М.Сазонова)

№7

Спросишь Лесбия, сколько поцелуев
Хватит мне и вполне, что за вопросы?
Сколько в мире лежит песков ливийских
В смолоносной, сильфической Кирене,
Меж оракулом, где Юпитер знойный,
И могилою древнебога Батта,
Столько звезд в тайниках молчащей ночи
На любовь человеческую смотрит,
Столько раз сумасшедшему Катуллу
Мне вполне целовать тебя довольно,
Столько, что соглядатай не сочтет их,
Злой язык болтовнёю не унизит.

(Перевод С.В. Шервинского)

№ 86

Квинтию многие чтут красавицей. Я не согласен.
Правда, она стройна, и высока, и бела —

Да, по частям хороша! Но в целом в ней нет обаянья,
Вроде бы все и при ней — только изюминки нет.

Лесбия — вот идеал красоты гармоничной, прелестной,
Соединившей в себе всю красоту всех Венер

(Перевод Р.Торпусман)

№2

Воробьишка, с которым так приятно
Щебетать и играть моей подружке,
Целовать, прижимать к груди и гладить,
Позволяя клевать себя повсюду, –
Ибо радость моя изнемогает
Под напором неудержимой страсти
И, похоже, находит утоленье
В этих милых, хоть и недолгих играх, –
Ах, мой птенчик, когда б я сам был в силах,
Забавляясь с тобой, гасить заботы
И тревоги страдающего сердца!

(Перевод Р.Торпусман)

№3

Лейте слезы, Венеры и Амуры,
Лейте слезы, поклонники Венеры!
Воробьишка моей подружки умер,
А она пуще глаз его любила:
Он такой был прелестный и веселый,
Он всегда к ней выпархивал навстречу,
Сладко-сладко клевал ее повсюду,
Не слезая с нее ни на минуту,
Пел ей нежно «пи-пи», смешил и тешил –
А теперь он идет по той дороге,
По которой, увы, нельзя вернуться,
В край безмолвия, ужаса и мрака.
Будьте прокляты, духи подземелья,
Пожиратели юных и прекрасных!
Вы похитили у меня такую
Ненаглядную, милую пичужку!
О жестокость судьбы! О бедный птенчик!
Безутешно хозяюшка рыдает –
У нее даже глазки покраснели.

(Перевод Р.Торпусман)

№43

Привет тебе, дева. Нечёрные очи,
немаленький нос, неизящные ноги,
недлинные пальцы, нечищенный рот,
язык непослушный — лепечет, что хочет:
изысканных слов не дождётся убогий
любовник твой, дева, формийский банкрот.
Тебя ли провинция с Лесбией милой
равняет? О, век неразумный, постылый!

(Перевод М.Сазонова)

№ 70

Милая мне говорит: лишь твоею хочу быть женою,
даже Юпитер делать стал бы напрасно меня.
Так говорит. Но что женщина в страсти любовнику шепчет,
В воздухе и на воде быстротекущей пиши!

(Перевод С.В. Шервинского)

№ 109

Жизнь моя! Будет счастливой любовь наша, так ты сказала
Будем друг другу верны и не узнаем разлук!
Боги великие! Сделайте так, чтоб она не солгала!
Пусть ее слово идет чистым от чистой души!
Пусть проживем мы в веселье спокойные, долгие годы,
Дружбы взаимной союз ненарушимо храня.

(Перевод А.И.Пиотровского)

№ 104

Как, неужели ты веришь, чтоб мог я позорящим словом
Ту оскорбить, что милей жизни и глаз для меня?
Нет, не могу! Если б мог, не любил так проклято и страшно
Вам же с Таппоном во всем чудится бог знает что!

(Перевод А.И.Пиотровского)

(подстрочник М.Гаспарова: «Не могу сказать дурного слова о милой: если б мог, мне стало бы легче»).

№92

Лесбия дурно всегда, но твердит обо мне постоянно
Нет, пропади я совсем, если не любит меня.
Признаки те же у нас: постоянно ее проклинаю
Но пропади я совсем, если ее не люблю.

(Перевод С.В. Шервинского)

№83

Много обидного мне говорит в присутствии мужа
Лесбия, он же, глупец, рад неизвестно чему.
Ах ты безмозглый осел! Когда б обо мне позабыла,
То замолчала б она. Если ж бранит и хулит, —
Значит, не только забыть, но — что гораздо важнее —
Гнева не может сдержать: так в ней пылает любовь.

(Перевод С.В. Шервинского)

№79

Лесбий красив? Ну еще бы! Он Лесбии нравится больше,
Горький Катулл мой, чем ты с домом и родом твоим.
Пусть он красив! Но пускай пропаду со всем домом и родом,
Если хоть трое друзей в рот поцелуют его.

(Перевод С.В. Шервинского)

№87

Женщина так ни одна не может назваться любимой,
Как ты любима была искренно, Лесбия, мной.
Верности столько досель ни в одном не бывало союзе,
Сколько в нашей любви было с моей стороны.

(Перевод С.В. Шервинского)

№ 107

Если желание сбывается свыше надежды и меры,
Счастья нечайного день благословляет душа.
Благословен же будь, день золотой, драгоценный, чудесный,
Лесбии милой моей мне возвративший любовь!
Лесбия снова со мною! На что не надеялся, сбылось!
О, как сверкает опять великолепная жизнь!
Кто из живущих счастливей меня? И чего же мог бы
Я пожелать на земле? Сердце полно до краев!

(Перевод А.И.Пиотровского)

№ 36

«Дни» Волюсия, сраные страницы,
вам исполнить обет моей малышки, —
ведь Венерам святым и Купидонам
обещала: как только к ней вернусь я
и метать перестану грозны ямбы,
попалить никудышнего поэта
избранное на проклятых поленьях
богу медленноногому в угоду, —
сей обет никудышней был малышкой
дан богам для забавы, шутки ради.

О рожденная морем синеватым,
коей и Амафунт, и Голг жилища,
и Идалий святой, и тростниковый
Книд, и Урий открытый, и Анкона,
и — кабак Адриатики — Дуррахий,
получи и верни обет обратно,
если мил и ничуть не неприятен!
Вы же в пламя тем временем пройдите,
деревенщины полные, заразы
«Дни» Волюсия, сраные страницы!

(Перевод М.Амелина)

Подстрочник М.Гаспарова: «Мы примирились — сожжем по обету кучу дрянных стихов, только не моих, а чужих!».

№ 72

Ты говорила когда-то, что лишь о Катулле мечтаешь,
Даже Юпитер – и тот мил тебе меньше меня.

Как ты была дорога мне! – не так, как плебею подружка,
Но как родному отцу дороги дети его.

Лесбия, я прозрел. И пусть я горю все сильнее –
Знай, что с этих пор я презираю тебя.

Спросишь – как так? – отвечу: влюбленный в ответ на обиду
Не перестанет любить, но перестанет ценить.

(Перевод Р.Торпусман)

№85

И ненавижу ее и люблю. Это чувство двойное.
Боги, зачем я люблю? и ненавижу зачем!

(Перевод Я.Э. Голосовкера)

№ 75

Лесбия, мой рассудок тобой окончательно сломлен
И доведен до того, что не способен теперь

Ни относиться к тебе хорошо — если станешь хорошей,
Ни перестать любить — что ты со мной ни твори.

(Перевод Р.Торпусман)

№91

Геллий, не потому тебе доверял я всецело
В этой несчастной моей и безнадежной любви,
Не потому, что тебя я считал человеком надежным —
И неспособным ко мне гнусные чувства питать, —
Her потому, что тебе не матушка и не сестрица
Та, к которой меня злая снедала любовь.
И не настолько с тобой, я думал, мы были друзьями,
Чтобы за это одно мог ты мне яму копать.
Ты по-иному судил. Тебя привлекает любое
Дело, если ты в нем чуешь преступный душок.

(Перевод С.В. Шервинского)

№ 58

Целий! Лесбия, Лесбия (ты слышишь,
Чуешь?), Лесбия, та, что самой жизни,
Милых всех для меня была дороже,
В переулках теперь и в подворотнях
Эта Лесбия тешит внуков Рема

(Перевод С.В. Шервинского)

№37

Таверна злачная, вы все, кто там в сборе
(Девятый столб от храма Близнецов в шапках),
Вы что ж, решили, что у вас одних трости?
Что можете одни всех заиметь женщин,
Мужчин же всех за смрадных принимать козлищ?
Ужели, если в ряд сидите вы, дурни,
Будь вас хоть сто, хоть двести, не решусь разом
Всем стам и всем двумстам сидящим в рот вмазать?
Еще добавьте: весь фасад норы вашей
Я вам похабщиной пораспишу всякой,
Раз девушка моя с моих колен встала,
Которую любил я крепче всех в мире,
Из-за которой я такие вел битвы, —
И нынче села, богачи и знать, с вами,
И любите ее наперебой все. вы,
Вы, голытьба, срамцы, хлыщи с глухих улиц!..
А больше всех — Эгнатий, волосач первый,
Из кроличьего края, кельтибер кровный;
Густая борода твоя, болван, слава
И зубы — по-иберски их мочой чистишь!

(Перевод С.В. Шервинского)

№76

Если о добрых делах вспоминать человеку отрадно
В том убежденье, что жизнь он благочестно провел,
Верности не нарушал священной, в любом договоре
Всуе к богам не взывал ради обмана людей, —
То ожидают тебя на долгие годы от этой
Неблагодарной любви много веселий, Катулл.
Все, что сказать человек хорошего может другому
Или же сделать ему, сделал и высказал я.
Сгинуло все, что душе недостойной доверено было, —
Так для чего же еще крестные муки терпеть?
Что не окрепнешь душой, себе не найдешь ты исхода,
Гневом гонимый богов не перестанешь страдать?
Долгую трудно любовь покончить внезапным разрывом,
Трудно, поистине, — все ж превозмоги и решись.
В этом спасенье твое, лишь в этом добейся победы,
Все соверши до конца, станет, не станет ли сил.
Боги! О, если в вас есть состраданье и вы подавали
Помощь последнюю нам даже и в смерти самой, —
Киньте взор на меня, несчастливца! и ежели чисто
Прожил я жизнь, из меня вырвите злую чуму!
Оцепененьем она проникает мне в жилы глубоко,
Лучшие радости прочь гонит из груди моей, —
Я уж о том не молю, чтоб меня она вновь полюбила
Иль чтоб скромной была, что уж немыслимо ей,
Лишь исцелиться бы мне, лишь бы черную хворь мою сбросить,
Боги, о том лишь молю — за благочестье мое.

(Перевод С.В. Шервинского)

№8

Катулл-бедняга, зря не городи вздора
и то, чего лишён, из головы выкинь.
Сияли прежде ясные тебе солнца;
ты хаживал, куда водила малышка,
любима нами так, как ни одна больше!
А там такое множество забав сразу:
малышка одобряла каждую прихоть —
сияли, верно, ясные тебе солнца.
А нынче всё пропало: ты обессилел —
беглянку не преследуй, не горюй, — только
терпи неколебимою душой, твёрдой.

Прощай, малышка! Стал теперь Катулл твёрдым,
не ищет и не просит супротив воли.
Ты загрустишь, не будет на тебя спроса —
злодейка! что за жизнь тебя ожидает?
обнимет кто? на прелести твои взглянет?
кого теперь полюбишь? чьей наречёшься?
с кем будешь лобызаться? чьи кусать губки? —
А ты, Катулл, неколебимо будь твёрдым.

(Перевод М. Амелина)

№11

Фурий ласковый и Аврелий верный!
Вы — друзья Катуллу, хотя бы к Инду
Я ушел, где море бросает волны
На берег гулкий.
Иль в страну Гиркан и Арабов пышных,
К Сакам и Парфянам, стрелкам из лука,
Иль туда, где Нил семиустый мутью
Хляби пятнает.
Перейду ли Альп ледяные кручи,
Где поставил знак знаменитый Цезарь,
Галльский Рейн увижу ль, иль дальних Бриттов
Страшное море, —
Все, что рок пошлет, пережить со мною
Вы готовы. Что ж, передайте милой
На прощанье слов от меня немного,
Злых и последних.
Со своими пусть кобелями дружит!
По три сотни их обнимает сразу,
Никого душой не любя, но печень
Каждому руша.
Только о моей пусть любви забудет!
По ее вине иссушилось сердце,
Как степной цветок, проходящим плугом
Тронутый насмерть.

(Перевод А.И.Пиотровского)

Advertisements

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s

%d такие блоггеры, как: