Личная библиотека и записная книжка

Французы в Императорской России

Posted in библиотека by benescript on 24.11.2016

http://frenchmusicals.ru/modules/xnews/print.php?storyid=545

Французы

Французская слобода на Васильевском Острове была образована французскими мастеровыми еще в 1710-х.

Французские архитекторы, художники, инженеры и ремесленники: резчики, столяры, литейщики, фонтанные мастера, чеканщики, ткачи и позолотчики — внесли большой вклад в строительство и украшение города. Французский ботаник доктор медицины Де — Шизо, посетивший Санкт-Петербург в 1726 году, отмечал, что Васильевский Остров — «как бы квартал французов по их прибытии в Петербург».

К середине XVIII века в основном население французской колонии представляли ремесленники, ювелиры, художники, врачи, повара и парикмахеры. Большинство из них были католики, молились они в католическом костеле на Невском проспекте. Вскоре после основания города в Санкт-Петербурге появились французские священники-иезуиты, но в 1719 были изгнаны. Несколько меньшую часть французской колонии составляли гугеноты, многие из них приехали в Санкт-Петербург в начале XVIII века, в годы активных гонений на гугенотов во Франции. В Санкт-Петербурге их община создала Французскую кальвинистскую церковь на Большой Конюшенной улице (архитектор Ю. Фельтен, Ю. Дютель); вплоть до закрытия ее в начале 1930-х в ней хранились стул и молитвенник Петра I.

С воцарением Екатерины II в России и особенно в Санкт-Петербурге культурная жизнь основывается на идеях деятелей французского Просвещения. На петербургское общество оказали заметное влияние многочисленные французские учителя и гувернеры, которых принимали на службу в казенные учебные заведения и в частные дома. Французский язык в XVIII — начале XX века преподавался во всех средних учебных заведениях, а в частных домах обязательным стало присутствие француза-гувернера или гувернантки. Он стал языком межнационального общения жителей столицы, а знание его — обязательным для каждого культурного дворянина. В Императорской Академии Наук большинство периодических изданий выпускалось на французском языке.

В конце XVIII — начале XIX века вновь появились иезуиты, которые служили в приходе святой Екатерины и содержали лучшую петербургскую школу того времени — Иезуитскую Коллегию и Благородный пансион на Екатерининском канале (канал Грибоедова); в 1810 проповедником храма был иезуит Буве, а Бони — профессор пансиона. В 1815 они вторично были высланы из Российской империи. Впоследствии в костеле служили французские монахи-доминиканцы, с конца XVIII века они занимались просветительской, и миссионерской деятельностью, основывали приюты и школы.

Исходное изображение После Французской революции 1789-1794 годов в Санкт-Петербурге появились эмигранты- аристократы: потомственные военные семьи де Ливрон, д’Анжу, де Сукатон, Жерве, затем служившие России более ста лет. В Санкт-Петербурге в 1793 году жил (Большая Морская ул., 52) гр. Карл д’Артуа, будущий французский король Карл X. Посланник Франции в Константинополе, писатель и историк граф М.-Г. де Шуазель-Гуффье предпочел в 1791 уехать в Россию, где стал президентом Академии Художеств. Он вернулся во Францию в 1802, но его сын, женатый на Вахметевой, остался в России, и их потомки жили затем в России.

По указу Екатерины II от 8 февраля 1793 года в связи с объявлением Франции республикой ее дипломатические и торговые отношения с Россией были разорваны. Въезд французов в Россию разрешили только по рекомендациям наследников Бурбонов. Французы, жившие в России, присягнули в отречении от революционного режима. Из 900 французов, живших в Санкт-Петербурге, в июне 1793 года приняли присягу 786 человек: 112 купцов, 97 учителей, 94 военных, 68 чел. прислуги, 171 ремесленник. Среди мастеров-ремесленников — 38 поваров, 30 парикмахеров, 26 часовщиков и ювелиров, 12 портных и модисток. Распространенными среди петербургских французов профессиями были бронзовщики и антиквары. В 1790-х впервые был основан французский магазин, где продавались шелк, галантерея, парфюмерия. Появились французские парикмахерские (ранее французы-куафёры парикмахерских не содержали, жили заказами), мастерские портных и модисток, которые изменили облик петербургских дам и кавалеров в соответствии с принципами французской моды. Повара и кондитеры основали новые для Санкт-Петербурга заведения —рестораны и кухмистерские. Работая в частных домах, французы-повара и кондитеры оказали огромное влияние на русскую национальную кухню. Исходное изображениеФранцузская колония в Санкт-Петербурге никогда не была значительной, по числу обитателей, но оказывала влияние не только на политику, но в основном на культуру, искусство, образование и быт. Ведь многие французы «служили в домах» — были гувернерами, поварами, врачами, камеристками и камердинерами, они оказали большое влияние на формирование петербургского «образа жизни», придав ему черты французского уклада, и ввели в обиходный лексикон многие разговорные французские термины. Французский путешественник Т. Фабер, посетивший Санкт-Петербург в 1811 году, писал: «Юный русский дворянин говорит вам о Париже так, как если бы он там родился… его анекдоты и шутки вывезены из Парижа, он пересыпает свою речь строками из Буало и Вольтера, его цитаты и сравнения заимствованы из французской словесности».

Рис. Католический храм на Невском пр., О.-Р. де Монферран

Внимание ! Статья содержит несколько страниц !

Павел I получил вполне «профранцузское» воспитание, побывал под именем графом Северного в 1782 во Франции, где восхищался замком Шантийи и всем французским обществом. При императорском Дворе служили воспитатель библиотекарь Лафермьер (1737-1796), в семейном квартете Павла принимал участие арфист Ж.-Б. Кардон. Многочисленные портреты представителей русской аристократии и членов императорской фамилии создала Э. Л. Виже-Лебрён, которая писала: «Парижские актеры охотно меняют Париж только на Петербург, и Россия есть единственная страна, которая оттуда умеет сманивать великие таланты». Виды Санкт-Петербурга и его окрестностей на рубеже XVIII-XIX вв. рисовали М. Ф. Дамам-Демартре и Ж.- Б. де ла Траверс. Плафоны Михайловского замка, Гатчинского и Зимнего дворцов написал профессор Академии Художеств Г.-Ф. Дуайен (1726-1806), воспитавший поколение русских живописцев: его учениками в Академии Художеств были О. Кипренский, В. Тропинин, А. Варнек. Миниатюрист Ж.-А. Беннер оставил портреты дочерей Павла I.

Павел I позволил А. Г. Козицкой выйти замуж за (графа?) Жана (Ивана) де Лаваль, учителя 1-го кадетского корпуса. В перестроенном Ж. Тома де Тойоном особняке Лавалей на Английской набережной, 4, собирался один из известнейших петербургских салонов. Здесь в 1812 году гостила мадам де Сталь, бывали и читали свои произведения А. С. Пушкин, Н. М. Карамзин и др. Лаваль служил в Министерстве иностранных дел и в Главном управлении народных училищ, издавал «Journal de St.-Petersbourg», выходивший с 1801 году. Его дочь Е. И. Лаваль (княгиня Трубецкая) стала первой из жен «декабристов», которая уехала за мужем в Сибирь, за ней последовали П. Гебль и другие — из 12 «декабристок» — 4 француженки.

Исходное изображениеПавел I сначала возглавил анти-французскую коалицию и отправил Суворова в Итальянский поход, но затем заключил союз с Наполеоном Бонапартом. В начале XIX века, в период наполеоновских войн после провозглашения Наполеона императором, в России Александра I делалось резкое разграничение между «бонапартистами», которых в обществе не принимали, за исключением аристократа посла А. О. Л. де Колекура, и роялистами, которые нашли свое место в столичном русском аристократическом круге.

Французы-роялисты принимались на русскую военную службу, как герцог («дюк») А. Э. Д. де Ришелье, который в числе первых прибыл в Россию и сражался против турок (1790 году), генерал-адъютант маркиз А.-Э.-Ш. де Сен-При, участвовавшие в освоении Новороссии и порта Одесса. Он и его брат Э.-Л.-М. и Ф.-Э. де Сен-При в начале революции эмигрировали вместе с отцом, Франсуа-Эммануэлем (старшим), и перешли в русскую службу. При Павле I отец сын Ф.-Э. де Сен-При сначала пользовались высочайшим расположением, но вскоре отец должен был удалить ся из России, а сыновья уволены от службы. Французский маршал Ж.-В. М (1763-1813), вначале поддерживавший Наполеона Бонапарта, но затем ставший противником его диктатуры и эмигрировавший в США, в 1813 году по приглашению Александра I стал советником при штабе союзных армий и погиб в Дрезденском сражении; прах его был захоронен в петербургском костеле Святой Екатерины.

Ж.-Ф. Прево де Сузак, маркиз де Траверсе в 1811-1828 годах был морским министром и членом Государственного совета, сыновья его также служили России. В память о де Траверсе, не желавшем водить флот из прибрежных вод Финского залива, Невская губа приобрел название «Маркизова лужа». В верности роялистов Александр I был настолько уверен, что назначил графа А. де Рошешуар своим флигель-адъютантом затем — комендантом Парижа.

рис. В центре сидит глава семейства Леонтий (Луи Жюль) Бенуа — повар-кондитер

Внимание ! Статья содержит несколько страниц !

Заведующий музеем-библиотекой Адмиралтейства граф К. де Местр и его брат, философ и публицист, посланник короля Сардинии граф Ж.-М. де Местр оказали значительное цивилизационное влияние на столичную жизнь. Они создали католический кружок совместно с императорским библиотекарем кавалером д’Огар и статс-дамой русского Двора эмигранткой принцессой де Тарант. Вошедшие в этот кружок русские дамы — В. П. Головина, С. П. Свечина — приняли католичество и в 1810-х надолго уехали из России. Мн. русские аристократы затем связали свое имя с Францией: князь И. Голицын, женатый на певице Лоран, графиня Головкина, вышедшая замуж за герцога де Ноайль, графиня С. Ростопчина, ставшая детской писательницей под именем графини де Сегюр. Позже Жеребцова вышла замуж за графа де Пире, Паткуль женился на маркизе де Траверсе, княгиня Шаховская стала графиней Полье, 3. И. Юсупова — маркизой де Шово, графиня А. К. Воронцова-Дашкова вышла замуж за барона де Пойли, А. А. Оленина вышла замуж за сына графа Ланжерона, гусарского офицера д’Андро, который родился в Бресте и умер в Невьере, и так далее. Еще в 1780 году А. Бибикова вышла замуж за «Ивана» Рибопьера, учителя Александра I, затем ее внучка — за Б. де Симона, А. П. Демидов был женат на Матильде Бонапарт, и т. д.

Исходное изображениеВелико значение французов в архитектуре и строительстве Санкт-Петербурга. В соответствии с принципами французского классицизма 1790-х изменился в начале XIX века облик Санкт-Петербурга, где работали такие получившие образование во Франции архитекторы, как Ф. И. Волков, А. Д. Захаров, которые, как и Н. А. Львов и многие другие русские зодчие конца XVIII века, были последователями французской архитекторской школы К. Леду; наиболее полно ее выразил французский эмигрант-роялист Ж. Тома де Томон, создавший самый главный и совершенный в Санкт-Петербурге ансамбль Стрелки Васильевского Острова. Ансамбли Парижа навели Александра I на мысль оформить центр столицы комплексами зданий высших государственных учреждений. После Отечественной войны городские заставы начали украшать триумфальными воротами, подобными парижским. В 1820-1830-х годах работали архитекторы братья Шарлемань (сыновья худ. Ж.-Б. Боде), П. Жако, построивший здания Дворянского собрания, и другие. Крупнейший кафедральный Исаакиевский собор столицы возведен по проекту О.-Р. де Монферрана, в его оформлении участвовали член Французского института скульптор Ф. Лемер, сделавший барельефы для северных и восточных фронтонов Исаакиевского собора, и исторический живописец Ш. Штейбен, написавший некоторые образа.

Французская техническая школа с начала XVIII века была самой передовой в Европе, и инженеры-французы принесли в Санкт-Петербург новейшие достижения технической мысли. В начале XIX века из Франции в Санкт-Петербург приехали П. Д. Базен, Г. Ф. Ламе, Б. П. Э. Клапейрон, М. Г. Дестрем и другие, а также получивший образование во Франции испанец А. А. Бетанкур, потомок француза-первооткрывателя Канарских островов. В 1809 году был открыт Институт Корпуса инженеров путей сообщения, ставший престижным учебным заведением, в котором почти все специальные предметы читались по-французски. Несколько лет в институте преподавал арх. Ж. Томаде Томон. Профессор, в 1824-1834 годах ректор института П.-Д. Базен вместе с соотечественниками Б. П. Э. Клапейроном и Л. Л. Карбоньером создавал Обводный канал, разработал около 30 проектов мостов, спроектировал купол Измайловского собора взамен поврежденного ураганом, руководил строительством зданий Сената и Синода, разработал пять проектов защиты города от наводнений, в числе которых проект дамбы от Ораниенбаума до Лисьего Носа. Инженер Г. Ламе сделал расчеты для Александровской колонны, при строительстве которой Монферран применил утонение диаметра с основания, а не с традиционно принятой 1/3 высоты; Г. Ламе и В. П. Э. Клапейрон выполнили расчеты металлических ферм купола Исаакиевского собора. Инженер-генерал М. Г. Дестрем проектировал форты Кронштадта и железной дороги Санкт-Петербург-Москва. В петербургской архитектуре с 1880-х годов часто использовались лестницы французской системы «Жоли».

В начале XIX века Франция купила для посольства особняк на Дворцовой набережной, 26. Уже в 1809 году здесь жил посол «императорский и королевский» герцог Виченский, а со стороны Миллионной ул. — генеральный консул Лесепс. Затем послами были: в 1826 году— граф де Сен-При, в 1828 году— герцог де Мортемар, в 1830 году— барон Бургоэн. В середине 1830-х годов, после низложения Бурбонов, в Санкт-Петербург приехала новая группа эмигрантов-роялистов, встреченная петербургским обществом уже менее тепло. Послом был барон А.-Г.-П.-Б. де Барант, секретарем посольства — Лагрене, высланный за женитьбу на фрейлине Дубянской, а потом д’Аршиак, известный как секундант кавалергарда Ж. Дантеса на его дуэли с Пушкиным. Посол П. де Барант присутствовал на отпевании А. С. Пушкина.

Рис Исаакиевский собор. Худ. Ф. Бенуа. Сер. XIX в.

Внимание ! Статья содержит несколько страниц !

Французы продолжали занимать важное место в образовании, науке и искусствах. В 1806 в Санкт-Петербург приехал основатель парижской школы для слепых В. Гаюи (1745-1822), вызванный Александром I в Россию для основания института, подобного парижскому. Институт на 15 слепых детей был открыт в Санкт-Петербурге в 1807 году, в нем обучали чтению, письму, музыке и пению, типографскому делу, плетению корзин, стульев, деланию сеток, филейным работам (девочки). Деятельность Гаюи встретила большие препятствия как со стороны его сотрудников, так и со стороны многих лиц, находивших существование института излишним, т. к., по их словам, слепых в России нет. Гаюи выехал из России в 1817 году. Исходное изображениеВ 1819 году институт был передан из Министерства народного просвещения в ведение Человеколюбивого общества. В книжном деле были особенно известна книжная лавка француза Беллизара, позже — Мелье, и художественный магазин А. Прево, находившиеся в доме 20 по Невскому проспекту, издательство Плюшара. Франко-швейцарец А. Ф. Девриен в 1872 основал на Васильевском Острове одно из самых популярных издательств, специализировавшееся на энциклопедической и научно-популярной литературе биол. тематики. Ж. Жакотте, Ф. В. Перро создали литографии петербургских видов середине XIX века, а Ш. К. Башелье — большую панораму левого берега Невы. Баталист О. Берне был одним из любимейших живописцев Николая I, он запечатлел в 1844 году известнейшую конную «царскосельскую карусель», где изображена вся семья императора. Француженка Латур в 1820 году держала оптические панорамы — «Театр света» (Невский пр., 15 / Б. Морская ул., 14) и «Панорамы Парижа в 1814» (Б. Морская ул., участок д. 16). Одним из главных «увеселителей города» был устроитель маскарадов и концертов Лион. В 1840-х большой успех имели представления кукольного театра Лемольта на углу Б. Морской ул. и Кирпичного пер. Среди известных педагогов французского языка — воспитательница цесаревны Марии Александровны де Грансе. Ф. внесли вклад в становление различных спортивных дисциплин: среди преподавателей Кадетского корпуса учитель гимнастики Деронд и в 1820-1840 годах — преподаватель фехтования де Гризье, прототип героя романа А. Дюма-отца. Приглашенный преподавать в Училище правоведения Э. Лусталло способствовал развитию бокса, фехтования, плавания.

Императорский театр постоянно имел французскую труппу, которая пополнялась гастролерами. Французская императорская труппа имела особенно большое значение в жизни столицы. Она первенствовала среди иностранных трупп.

Большую роль сыграли французы-балетмейстеры в создании русского балета. Свои таланты проявляли французские танцовщики Дюпор, Вестрис; балетмейстеры Перро, Дидло, Петипа. В 1859-1869 годах балетмейстером придворной труппы в Санкт-Петербурге был Ш. В. М. А. Сен-Леон. Два крупнейших балетмейстера — Ш. Дидло и М. Петипа — остались в России до конца своих дней.

Для городской застройки середины XIX — начала XX века характерно постоянное обращение к «французским» историческим стилям. Распространены стили Генриха IV, Людовика XIV, рококо Людовика XV; декор фасадов деталями французского классицизма Людовика XVI в 1870-х годов стал наиболее популярным в застройке целых кварталов доходных домов. В различных формах историзма строили в 1840-1870-х годах архитектор Ф. Б. де Симон, Е. И. Ферри де Пиньи, Э. И. Жибер, Ю. О. Дютель и другие, менее известные, как М. О. Ладан, О. И. Тибо-Бриньоль, А. А. Пуаро, Е. Ф. Паскаль, В. В. Николя, Н. Ф. Монтандр, Э. П. Де-клерон, Ю. Ю. Мерсио, П. А. Дютиль, Н. А. Курвуазье (Корвоазье). Троицкий мост, при закладке которого присутствовал президент Франции Ф. Фор, строился по проекту Ж. Эффеля французской фирмой «Батиньоль» под рук. Ж. Ж. Ландау (Ландо); архитектурное оформление создали Р. Патуйар и В. Шаброль. Оставшиеся после строительства моста блоки гранита были пожертвованы фирмой для костела Notre Dame de France Французского посольства (Ковенский пер., 6), возведенного в духе романского стиля Франции по проекту Л. Н. Бенуа и М. М. Перетятковича в 1908-1909 годах на пожертвования верующих.

Исходное изображениеВажную роль в жизни города сыграли художественные династии «русских французов» — Шарлемани, Бе-нуа-Лансере, графа де Рошфор (Роше-фор), графа Сюзор. Исключительна роль многочисленного семейства Бенуа, потомков французского кондитера при дворе Павла I Л .-Ж. Бенуа, — архитекторов, художников, искусствоведов — в создании Санкт-Петербурга и «образа Петербурга». Николай и Леонтий Бенуа были архитекторами императорского Двора, создателями архитектурных школ, Альбер Бенуа — основателем «Императорского общества акварелистов», Александр Н. Бенуа — одним из создателей «Мира искусства» и «Русских сезонов в Париже». Бенуа, имевшие собственный дом на Никольской ул. (ул. Глинки), 15, получили русское дворянство, причем в их герб была введена французская лилия, и этот герб виден на фасаде дома Л. Бенуа (5-я линия В. О., 20). Бенуа породнилась с потомками пленного французского офицера Лансере, оставшегося в России после кампании 1812 года; Е. А. Лансере был известным скульптором, а его потомки — архитекторами и художниками. На протяжении десятилетий в Санкт-Петербурге работали архитекторы отец и сын граф Н. де Рошфор (Рошефор; 1846-1905) и граф К. Н. де Рошфор (1875-1961); построенный Рошфором-старшим при участии его сына императорский дворец в Беловежской пуще был первым зданием в стиле модерн в России, а оформленные ими интерьеры дворца великой княгини Ксении Александровны — первыми интерьерами в стиле модерн в Санкт-Петербурге Граф Ю. Сюзор был видным педагогом и литератором, издателем журнала «Русский курьер» (на французском языке), его сын граф П. Ю. Сюзор был одним из крупнейших архитекторов Санкт-Петербурга второй половины XIX — начала XX веков.

Рис Костел франц. посольства. Совр. Фото, Посольство Франции на Французской наб. Фото кон. XIX в.

Внимание ! Статья содержит несколько страниц !

Значительная часть работ Николая и Леонтия Бенуа, Н. де Рошфора и П. Сюзора выполнена во французских стилях. В доме П. Ю. Сюзора на 1-й линии Васильевского Острова, 52, был основан музей «Старого Петербурга», в числе его основателей был Александр Бенуа. Сын П. Ю. Сюзора Г. П. Сюзор, выпускник Училища правоведения, был одним из создателей Правоведского музея и автором трудов по истории училища. Первой женщиной — профессиональным скульптором в Санкт-Петербурге была Ф. М. Диллон, скульптурами ее работы украшены петербургские особняки.

Исходное изображениеФранцузы на русской службе основали несколько потомственных военных семей, например, в Санкт-Петербурге в 1914 году только в семье де Ливрон было семь действующих генералов и офицеров. Семейство де Сукатон представлял генерал Ж. де Сукатон. Несколько генералов русской армии произошли из семейств Лемуан, ле Дантю и ле Флер. Служили на военном поприще представители семьи де ла Гарди; Б. Делагарди в 1850-х годах был командиром Кавалергардского полка. Многочисленное семейство Безак дало Санкт-Петербургу военных, чиновников, владелицу модного ателье и др.; дом для Безаков в 1900-х годах выстроил архитектор Н. Е. Лансере. Моряками и чиновниками были потомки известного адмирала д’Анжу. Мадам д’Анжу была последней настоятельницей Санкт-Петербургского Вдовьего дома. Несколько представителей семьи Шателен служили на флоте, а М. А. Шателен преподавал в Электротехническом и Политехническом институтах; петербургскими инженерами и военными были члены семей Шарпантье, Лалош и Де Колонг. Петербургские гвардейцы покупали лучшее оружие в магазинах Ж. М. Лардере и Лежена.

По переписи населения 10 дек. 1869, франц. подданных в Санкт-Петербурге:
Число лиц Детей до 7 лет Грамотных старше 7 лет
муж. жен. всего муж. жен. всего муж. жен. всего
1021 1178 2199 103 96 199 902 1056 1958

Переписи XIX веке определяли национальную принадлежность по ответу на вопрос «родной язык», но для многих семей, живших в России с XVIII — начала XIX века, русский язык уже стал родным языком. Франкоговорящих иностранцев было больше, чем подданных Франции, т. к. на французском языке говорила часть швейцарцев, бельгийцев и др.

С 1870 по 1900 число французов в Санкт-Петербурге изменялось незначительно: увеличившись с 3,1 до 3,7 тыс. чел., причем относительно общего прироста населения, их количество уменьшилось с 0,5 до 0,2%. К началу XX века в Санкт-Петербурге жили 808 мужчин и 1616 женщин, подданных Франции. Из них в Санкт-Петербурге родились всего четверть, 765 человек приехали в Санкт-Петербург в 1890-х годах и 373 объявили о своем временном проживании здесь. Большинство (2175) французов были грамотными. В 1910, когда число иностранных подданных в Санкт-Петербурге составлял 22 901 чел., Французов было 2683 чел., или 11,7% иностранцев и 0,13% населения города.

Среди петербургских французов было некоторое количество бедняков, в основном — ремесленники или престарелые учителя, потерявшие трудоспособность. Сами они поступали в богадельни, а их дети, получив начальное или неполное среднее образование, — в мелкие служители, официанты, лакеи или в ученики ремесленников. Среди петербургских портных и парикмахеров трудно отличить настоящих французов от поляков и русских.

В некоторых кварталах концентрация французов доходила до 45%. Это район 13-14-й линий Васильевского Острова, где располагались Французская больница святой Марии Магдалины (Сент-Мадлен), приют для гувернанток-француженок и Общество взаимопомощи французских граждан, проживавших в Санкт-Петербурге, которое было основано в 1817 для оказания помощи соотечественникам после наполеоновских войн; традиционно его возглавляли супруги послов.

Французская больница святой Марии Магдалины (14-я линия Васильевского Острова, 59-61) была устроена в 1884 года в двухэтажном каменном доме на 60 кроватей и 17 родильниц. Из французов-врачей в Санкт-Петербурге на 1860-1880 года известны Б. Ледерле, де Бурго Клаве и А. Дельмас. В честь визита президента Ф. Фора в день взятия Бастилии в 1897 рядом был заложен больничный комплекс с сиротским приютом. Его открыли в 1901 году, назвав в честь президента Э. Лубе, который посещал больницу в 1902 и 1905. За ее строительство архитектор П. Ю. Сюзор получил орден Почетного легиона. При больнице освятили костел Святого Викентия Паулинского, здесь служил патер острова Маку. Убежище-приют для гувернанток-француженок на 67 человек (13-я линия В. О., 52) было устроено французким благотворительным обществом, купившим в 1880 году участок; в 1890 году слева был построен одноэтажный больничный флигель с мансардой. Председателем общества в начале XX века был Г. Жонес-Спонвиль.

рис сотрудники франц. посольства

Внимание ! Статья содержит несколько страниц !

Члены Общества взаимопомощи французских граждан, проживавших в Санкт-Петербурге (Миллионная ул., 25), пользовались бесплатной врачебной помощью и аптекой. Если болезнь члена общества длилась более пяти дней, мужчина получал помощь в сумме 1 руб. в день, женщина — 50 коп. в день. После 25 лет участия, но не ранее 60 лет назначалась пенсия. Оплачивались все расходы по похоронам. Членский взнос мужчин — от 12 руб. в год, женщин — от 7 руб. 20 коп. в год. Председателем был А. В. д’Онто, казначеем — А. Шамбо.

Общество и контора для гувернанток-француженок «Elise Prevost» располагалась в Манежном пер., 6.
Более 100 лет издавалась «ежедневная, политическая, литературная, коммерческая» газ. «Journal de St. Petersbourg» (Б. Морская ул., 4), хотя в начале XX века издателем стал И. В. Ерофеев. Раз в две недели выходил журнал «Revue contemporaine» (Офицерская ул., 6), издавала его Н. А. Воейкова.

Французы значительно влияли на деятельность католической общины при построенном по проекту Ж.-Б. Баллен-Деламота в 1762-1783 годах храме Святой Екатерины на Невском пр., 32-34, который был центром приходской жизни петербургских французов-католиков. На 1885 год более 2200 прихожан храма Св. Екатерины были французами, для которых назначался специально викарий-«куратор» А.-Э. Лягранж из Парижа. Среди служителей храма в конце XIX — начале XX века капеллан И. Лабок, кюре A. Легран. Начальницами женской католической школы в XIX веке чаще назначали француженок, несмотря на то что большинство учениц были полячками.

Образовательное и благотворительное направления деятельности общины заключались в помощи беднякам, в бесплатном содержании учащихся в мужских и женских гимназиях, в пансионе, начальных и ремесленных школах для девочек и мальчиков. Среди учреждений — два приюта для мальчиков на Кирилловской ул., 19, которые в 1885-1897 годах опекал ректор Духовной академии в Санкт-Петербурге епископ Ф. Симон.

Священник-августинец отец П. Борен в 1903 преподавал французский язык в Римско-Католической Духовной академии (1-я линия B.О., 52), эту должность также занимали И. Жерар, отец И. Буд_и П. Е. Неве. В 1912-1913 годах в Духовной академии также работал ученый-музыковед и собиратель древних рукописей отец И. Тибо.

В начале XX века доминиканец отец Амудрю служил в храме Божией Матери французского посольства (Ковенский пер., 7). В июле 1907 года восьми монахиням францисканской общины «Семьи Марии» из Франции разрешили въехать в Санкт-Петербург и открыть мастерскую для обучения девочек шитью. В 1908 году в общине служил отец Р. д’Орильяк. В приюте и госпитале Французского благотворительного общества (13-я линия В. О.) работали до 20 монахинь «св. Иосифа из Шамбери» и еще шесть монахинь — в приюте «Доброго Пастыря». В Шувалове (Екатерининская ул., ныне ул. Корякова, 10) они основали общину во главе с М. Бозе (Боде?).

Исходное изображениеЗначительное было французское влияние на коммерческую жизнь Санкт-Петербурга. В 1800-х годах французы (Д. Гобет, Дефарж, Барош, Баман, целое семейство Жансон и мн. др.) занимались портовой и биржевой маклерской деятельностью, А. Дюкло и Л. Дюфо содержали модные и шляпные магазины, Булери, Буно и др. имели кофейные и шоколадные «дома». В 1830-х Ф. Боасоне, Н. Ги-шар держали купеческие конторы, Герен и др. торговали привозной косметикой. А. Ларош-Лопиталь и Делапорт производили и продавали часы, серебряные и бронзовые изделия, де Миттенер имел ювелирную мастерскую, французы содержали все лучшие шелковые и модные лавки, портновские мастерские и парикмахерские (например, Лангле, «волосяной» мастер). Французы всегда держали первенство в виноторговле, наиболее популярными магазинами вин в конце XIX века были Cave Bordelaise, склад вин «Товарищество Депре» и более полувека — Г. Лепен, державший погреб «Рауль и К°» на Исаакиевской площади в доме Мятлева. Имя кондитера Ландрина надолго сохранилось в названии разноцветных леденцов, так же как в названии папирос — имя производителя Лаферма.

Рис Франц. посол М. Палеолог. Фото нач. XX в.

Внимание ! Статья содержит несколько страниц !

В конце XIX века в Санкт-Петербурге начала развиваться русско-французская финансовая система, которой явно способствовало обилие вояжей петербуржцев во Францию, где некоторые из них обзавелись недвижимостью. В 1879 году в Санкт-Петербурге открылось отделение крупнейшего банка — Лионский кредит (Невский пр., 18), затем оно расположилось в здании «ПассаЖа». В 1912 году для банка был выстроен специальный дом на Невском пр., 12. В 1880 году на Невском пр., 1, был основан Частный французский коммерческий банк, председатель Совета банка в начале XX века был граф О. д’Омерсон. А в д. 42 на Невском пр. открылся в 1870-х годах Русско-французского коммерческий банк. К 1917 году из всех действовавших в Санкт-Петербурге иностранных банков 55% было французских.

В царствование Александра III дипломатические отношения России и Франции, пошатнувшиеся в период Второй империи Наполеона III, стали очень тесными, возобновились военные связи, в 1890-1892 годах по проекту французской фирмы «Жакоб Гольц» инженер Канэ консультировал Путиловский завод при постройке башен для военных судов. Чертежи легкой полевой пушки Военное министерство купило у французской фирмы «Шнейдер-Крезо». Изобретенные в России винтовки системы С. И. Мосина первоначально (1890-е годы) изготавливались в Шательро во Франции.

Событием в жизни города стал визит французской эскадры под командованием адмирала Жерве (июль 1891 года), при котором Александр III впервые отдавал честь французскому гимну Третьей республики — революционной «Марсельезе». В августе того же года в Париже была подписана конвенция, скрепившая русско-французский союз. В царствование Николая II в Санкт-Петербурге регулярно приезжали президент Франции: в 1897 году— Ф. Фор, в 1902 году— Э. Лубэ, в 1908 году— А. Фалльер, в 1914 году— Р. Пуанкаре (он приезжал еще в 1912 году, в качестве премьер-министра).

В конце XIX века посольство Франции купило особняк Пашковых на Гагаринской набережной, 10, которую в честь приездов президентов Ф. Фора в 1898 году и Э. Лубэ в 1902 году 13 июня 1902 года переименовали во Французскую (в 1918 переименовали в честь француза-революционера в набережную Жореса, в 1945 году — в честь победителя наполеоновской Франции — набережную Кутузова). В 1913 послом был Луи-Жорж, секретарем посольства — граф К. Шамбрен, военный атташе — полковник де Лагиш. Особенно торжественно здесь отмечали приезд Р. Пуанкаре накануне войны, в июле 1914 года, когда послом Франции был Делькассе; его супруга, урожденная де Кастелан, устраивала здесь пышные приемы. В годы Первой мировой войны послом был М. Палеолог, имевший тесные связи с русским Двором и обществом.

Исходное изображениеПреподавание французского языка в Санкт-Петербурге расширялось. В начале XX века преподавательниц языка обучали почти в 20 учебных заведениях. На Ново-Исаакиевской ул. (современное название — ул. Якубовича), 14, в 1910 открылась франц. гимназия Капронье с католической капеллой. В 1907 году в Санкт-Петербурге появилось отделение общества Alliance francaise («Альянс Франсэз») (существовало до 1919 года), в 1911 году при нем открылись курсы французского языка. В 1911-1919 годах в центре столицы (Гороховая ул., 13) действовал Французский институт, его директором был Л. П. Рео, инспектором — Г. Е. де Воге. На Большом проспекте Петроградской Стороны, 17, работали «Французские вечерние курсы Быховской». Курсы французского языка для детей и взрослых содержали: Дюгоне, Дюселье (Николаевская ул., 4), де Маре (Невский пр., 57). Чаще устраивали «Женские французские курсы», например, Галкиной на Загородном пр., 64, Луизы Бутуру в Новом пер., 6. Важным было обучение детей, поэтому «Французские детские сады» были устроены в Литейной части (Симеоновская ул., 5, Захарьевская ул., 3) и на Васильевском Острове (Средний пр., 33). Alliance franсaise и Французский институт устраивали публичные лекции, концерты, выступления литераторов. Организованная в январе-марте 1912 года Французским институтом при поддержке петербургского художественного журнала «Аполлон» выставка «Сто лет французского искусства: 1812-1912» (особняк кнгягини 3. Н. Юсуповой, Литейный пр., 42) была крупнейшей к тому времени выставкой французского искусства вне Франции; ее посетили 35 тыс. чел.

Рис Встреча през. Р. Пуанкаре и Николая II. Фото 1914

Внимание ! Статья содержит несколько страниц !

Французская культура стала органичной частью петербургской культуры; население города, пестрое по национальному составу, образовало уникальное по менталитету и мироощущению единство.

Хоронили французов в начале XVIII века на Сампсониевском кладбище, затем — на Волковском и Смоленском. В середине XIX века на Выборгской стороне (Минеральная ул., 23) устроили католическое кладбище, где в 1856-1879 годах Н. Л. Бенуа выстроил костел, в крипте которого находились могилы и надгробия семьи Бенуа.

Исходное изображениеСанкт-Петербург посещали многие французы-путешественники, литераторы, дипломаты, описавшие город в своих путевых записках, мемуарах, дневниках. Рождение города описал путешественник де ла Мотре. Французский посол Бретейль оставил воспоминания об истории восшествия на престол Екатерины II, а посол граф Л.-Ф. де Сегюр — о времени расцвета ее царствования. В XIX веке о Санкт-Петербурге писали барон де Местр, Ж. де Сталь, прибывший на коронацию Николая I в 1826 году Ф. Ансело. В 1839 нелицеприятные воспоминания о николаевской России написал маркиз А. де Кюстин. В Санкт-Петербурге побывал O. де Бальзак, который встречался со своей будущей женой Э. Ганьской, но пробыл очень недолго (один месяц). Приезжал в Санкт-Петербург А. Дюма-отец, живший в доме Г. А. Кушелева-Безбородко и на его даче в Полюстрове, он описал Санкт-Петербург и свое пребывание в России. Журналист Л. Виардо (1800-1883), муж знаменитой певицы П. Виардо, в книге «Музеи Германии и России» описывал архитектуру Санкт-Петербурга, художественные собрания Зимнего и Таврического дворцов. Позже о Санкт-Петербурге много писал Т. Готье. Живой рассказ о Санкт-Петербурге 1860-1870-х годов оставила работавшая здесь в юности гувернанткой французская журналистка А. Флери, писавшая романы о русской жизни под псевдонимом Ан-ри Гревиль. Французский писатель Э.-М. де Вогюэ (1848-1910), служивший в течение семи лет секретарем французского посольства, опубликовал книги «Русский роман», несколько драм из русской истории, был избран иностранным членом-корреспондентом Императорской Академии Наук (1889); его дневники содержат множество наблюдений о жизни петербургского общества.

Лит.: Россия и Франция: XVIII-XX века. Вып. 1-4. М., 1995-2001; Ханковска Р. Храм св. Екатерины в Санкт-Петербурге. СПб., 2001.

Е. И. Жерихина

Источник: «Три века Санкт-Петербурга» – многотомная энциклопедия, которую выпускает Факультет филологии и искусств Санкт-Петербургского государственного университета (Энциклопедический отдел) в сотрудничестве с ведущими научными, музейными и архивными центрами. В этом издании история Санкт-Петербурга рассматривается в широком культурном контексте: энциклопедия содержит сведения практически обо всех сторонах жизни города – истории, литературе, музыке, изобразительном искусстве, архитектуре, науке, религии, быте. В книгу включено большое количество статей, посвященных жизни и творчеству многих известных и незаслуженно забытых деятелей. Энциклопедия не ограничивается собственно петербургскими сюжетами. Авторы представляют историю Санкт-Петербурга как неотъемлемую часть истории России (всего в изданных томах содержится около 6 000 статей и 10 000 иллюстраций).
В работе над книгой принимают участие крупнейшие ученые, ведущие специалисты музеев, библиотек, архивов и научных учреждений Санкт-Петербурга (более 400 авторов). Издание богато иллюстрировано, содержит карты, планы, таблицы и справочный аппарат. Энциклопедия рассчитана как на специалистов, так и на широкий круг читателей.
В декабре 2001 года вышел в свет первый том энциклопедии (в двух книгах): «Осьмнадцатое столетие»; в 2003–2010 годах выходит второй том (в восьми книгах) «Девятнадцатый век». В дальнейшем планируется создание третьего тома – «Двадцатый век». Ведется работа над четвертым дополнительным томом. Издание завершит отдельный справочный том.
Вышли в свет:
Три века Санкт-Петербурга: энцикл.: В 3 т. – СПб.: Филол. факультет С.-Петерб. гос. ун-та, 2001.
Т. 1: Осьмнадцатое столетие, кн. 1. А-М. / [отв. ред. П.Е. Бухаркин ] – 2001. – 680 с.
Т. 1: Осьмнадцатое столетие, кн. 2. Н-Я. / [отв. ред. П.Е. Бухаркин ] – 2001. – 672 с.
Т. 2: Девятнадцатый век, кн. 1. А-В. [гл. ред. В.В. Яковлев ] – 2003. – 680 с.
Т. 2: Девятнадцатый век, кн. 2. Г-И. [гл. ред. В.В. Яковлев ] – 2003. – 600 с.
Т. 2: Девятнадцатый век, кн. 3. К-Л. [гл. ред. В.В. Яковлев ] – 2004. – 680 с.
Т. 2: Девятнадцатый век, кн. 4. М-О. [гл. ред. В.В. Яковлев ] – 2005. – 838 с.
Т. 2: Девятнадцатый век, кн. 5. П-Р. [гл. ред. В.В. Яковлев ] – 2006. – 1088 с.
Т. 2: Девятнадцатый век, кн. 6. С-Т. [гл. ред. В.В. Яковлев ] – 2008. – 1072 с.
Готовится к изданию:

Реклама

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s

%d такие блоггеры, как: